На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Славянская доктрина

6 448 подписчиков

Свежие комментарии

  • Traveller
    "Верблюд-фильм" во всей своей красе! Как были дикарями, так дикарями и остались!Жузы, кланы, чёрн...
  • Traveller
    Ещё бы неплохо отправить на историческую родину всех армян, оккупировавших полМосквы и практически всю Ростовскую обл...Армения и все тяж...
  • Александр Ткаченко
    Самое главное что бы Россия больше не лезла с помощью "братскому народу". Визовый режим и пускай сами хлебают ими сва...Армения и все тяж...

Как американцы Санкт-Петербург атаковали …

Исторические напёрстки

Как американцы Санкт-Петербург атаковали …

Как американцы Санкт-Петербург атаковали …

Народ нервный сегодня, а некоторые получающие зарплату за поддержание нужного бурления эмоций в Тырнетах, отработали два дня назад методичку: ужас-ужас, Россия вновь … ну, скажем так – получила унизительный подзатыльник от США, бравые янки отработали возможность нанесения ракетно-ядерного удара по Санкт-Петербургу и никто их не покарал! Не сбил стратегический бомбардировщик «B-52H Stratofortress» со смертельно опасным полетным заданием, которым любезно поделился сервис «Flightradar».

маршрут полёта (иллюстрация из открытых источников)

Итак, «стратег» зашёл на Северную Пальмиру со стороны Балтийского моря в районе острова Гогланд, держась нейтрального воздушного пространства. По данным сервиса, бомбардировщик поднялся с польского аэродрома, над Финским заливом сымитировал ракетный пуск (откуда такое известно?), резко повернул в сторону Прибалтики, куда благополучно и убыл. Откуда «мамкины эксперты» прознали об отработке «сценария прорыва противоракетной и противовоздушной обороны Северо-Западной группировки российской армии с нанесением ракетно-ядерных ударов по военным и промышленным объектам в данном районе» – для Вашего покорного слуги одна из величайших тайн.

Пустая бравада

Подлететь на две сотни вёрст к Санкт-Петербургу имеет право (в нейтральном воздушном пространстве) любой военный самолёт наших заклятых друзей. Чем они и занимаются на регулярной основе. Северную столицу России «атакуют» постоянно, как только военно-воздушные базы НАТО прописались в Польше и Прибалтике. Теми же «стратегами» B-52H, максимально сближаясь с нашими границами. Одиночным самолётом, парой, под прикрытием польских ВВС и без оного.

С какой целью такой провокативный смертельный номер янки исполняют – не скажу, люди они странные. И вообще, сколько людей – столько несчастных случаев на голову. Забывших, что есть системы русских ПВО, которые со времён СССР к подобным трюкам привычны, разок захватив РЛС прущий чужой объект … другие частоты оборонительных контуров не используют, дополнительно цели не подсвечивают, на детский трюк не ведутся. Надежда теплится, что у слабого поджилками офицера рука потянется средства РЭБ включить, пока самолёт находится в нейтральном воздушном пространстве? А потом истерику закатить? Ну-ну...

За последние годы где только наши районы ПВО так не «щупали». На Питер налетали неоднократно, на Калининград, с 2014-го года Крым постоянно на нервы испытывают, как и на Дальнем Востоке упражняются такими трюками, особо прилюбливая Камчатку. Поэтому, истерика позавчерашняя немного удивила, никто ведь не обратил внимание, что в конце февраля сего года пара таких же «стратегов» уже выходили на Санкт-Петербург со стороны Эстонии, прикрытые парой истребителей F-16 польских ВВС. Да, не столь близко, но сам факт ...

Давайте начистоту, бравада янкесов на своих ржавых корытах производства 1950-х годов – с военной точки зрения вообще ничего не значит. Даже вредна, поскольку для настоящей подготовки экипажей стратегической авиации куда полезнее взлететь с территории США или вообще из окрестностей Пёрл-Харбора на Гавайях, пролететь сложным маршрутом на Балтику, да с небесными дозаправочками для адреналина.

Вот это-таки да, мастера. А гонять «Stratofortress» по маршруту в пять сотен миль … простите, – смешить русское ПВО, способное такую лохань с болтами и гайками уронить за сотни вёрст от нашей воздушной границы. Или задача в том, чтобы на польских и таллинских домохозяек производить неизгладимое впечатление размерами?

Самолёта, конечно. Демонстрирующего небывалую военную мощь заокеанского Большого Брата. Так то для домохозяек, любой чуть-чуть осведомлённый мальчик знает, что время американских «стратегов» B-52 прошло, они перестали быть ударной силой ВВС, ныне представляют из себя просто жуть как заметную воздушную платформу для крылатых ракет.

Немного истории

Уже через год после Победы, в 1946-м году президент Трумэн был готов к ядерным бомбардировкам Советского Союза, операцию отложили только из-за недостаточного количества боезарядов, математически наши заклятые союзнички просчитали: все крупнейшие промышленно-индустриальные центры не получится уничтожить, а советские войска в Европе просто сметут англосаксонскую рать и даже вооружённых пленных гитлеровцев, как замысливал Черчилль в операции «Немыслимое».

Но планы безнаказанного и эффективного воздушного удара разрабатывались, особая роль отводилась кратчайшему пути от американского континента – через Берингов пролив. Так впервые (уже в конце 1947-го года) оформилась «Полярная концепция» стратегической наступательной воздушной операции, а в начале 1950-х появилась и оборонительная, поскольку СССР получил возможность ответить … бомбардировщиками через Северный Полюс, правда … с билетом в один конец. Поскольку поршневые «стратеги» Ту-4, полная и весьма неудачная копия с американской «Летающей Крепости» В-29 не способны были вернуться домой из-за нехватки топлива.

Но американцы понимали, что советские пилоты, прошедшие войну, выполнят такой приказ не задумываясь, и стали готовить к эшелонированному прикрытию сначала Аляску, затем Канаду и даже северные штаты самой Америки, очень боялись атомных ударов со «стратегов» и последующих высадок советских десантов. То есть, главным ударным средством тогда виделись только бомбардировщики. С высоким потолком и большой дальностью полёта, несущие ядерные боезаряды.

Северный Полюс фигурировал в планах постоянно, специальная миссия ВВС янки постоянно с самого начала 1954-го года тренировала экипажи появившихся новых межконтинентальных стратегических бомбардировщиков «В-52 Stratofortress» (Стратосферная крепость). Машины пришли на замену уже ставших уязвимыми бомбардировщикам B-36 «Миротворец», их главной задачей было доставить две термоядерные бомбы в любую точку СССР. То есть, ставка была на дальность, а когда самолёт выполнил беспосадочный облёт Северной Америки через Северный Полюс – экипажи стали тренировать сложной навигации именно в логике «полярного атакующего удара».

Хотя … читая сегодня мемуары американских летчиков, возникает огромный скепсис на предмет спокойного прохождения армады «Стратосферных крепостей» через Полюс, а затем русской Арктики. Ветераны ВВС сконфуженно сообщали, что «взбесившееся магнитное поле» постоянно выводило из строя приборы, а ориентироваться по наземным ориентирам было невозможно в принципе – лёд …он и в Африке лёд. Всегда затянутый маревом или облачностью. Как признавал один штурман, попавший на арктический полигон: «не знаю, как на счёт Москвы, но вероятность разбомбить Лондон была такой же высокой»…

Операция «Большое копье».

В 2000-м году были рассекречены очень любопытные материалы Пентагона и Белого Дома времён президента Никсона. Оказывается, 27 октября 1969 года из Калифорнии в сторону СССР были подняты все исправные на тот момент бомбардировщики В-52 с термоядерными бомбами на борту, числом 18 штук. Пилоты недоумевали, задание вроде было «учебно-боевым», но с какой-то недосказанностью. Над Канадой машины должны были дозаправиться и двинуться через Северный Полюс на Москву и прочие цели в европейской части Союза. А окончательный приказ от теории переходить к практике (вторгнуться в воздушное пространство СССР) … постоянно откладывался.

Как оказалось, президент Ричард Никсон и его Госсекретарь Генри Киссинджер … решили разыграть «стратегию безумца», именно такой образ культивировался в отношении нового обитателя Овального кабинета в те годы, неистового, готового уничтожить «коммунистическую заразу» в любой момент и даже без повода. Тогдашний глава аппарата Белого Дома Гарри Роббинс Холдеман оставит в мемуарах:

«Мы специально создавали иллюзию, что страной управляет человек неуправляемый, буквально сходящий с ума от ярости, едва только речь заходит про коммунизм. Мы устраивали утечки информации о том, что администрация президента не может его контролировать, когда он злится. И, знаете ли, у него под рукой находится ядерная кнопка!»
Никсон и Киссинджер (иллюстрация из открытых источников)

А что же тогда происходило в октябре 1969-го? Ах да, Вьетнам и проведенные коммунистами две мощные стратегические операции (Первое и Второе Тетские наступления) против американских баз, которые янки отразили с огромными потерями. Избравшийся в 1968-м Никсон решил блефовать по-крупному, напугать СССР ядерной войной и заставить прекратить поддержку Северного Вьетнама, который без союзника за спиной станет более сговорчивым и заключит перемирие.

И конечно же, требовалось быть «настоящим безумцем», как во время избирательной кампании, уж какими термоядерными карами Никсон нам грозил. Так или иначе, но уже 10 октября 1969 года были разосланы (без соблюдения мер повышенной секретности) приказы на все военно-воздушные базы США в мире, где предписывалось: объявляется состояние «повышенной тревоги», всем быть готовым к отражению неминуемой и очень скорой агрессии СССР.

А все воздушные носители ядерного оружия, т.е. «стратеги» В-52 – заправить и держать на взлётных полосах. Зачем приказ зачитывался в тех местах, где «Стратосферных Крепостей» и духа не было – объяснять излишне, Никсон и Киссинджер были уверены, что Москва через агентурные сети вокруг американских баз будет осведомлена о пьяных разговорах убывших в увольнительную янки. Либо другими способами прознает о готовящейся воздушной стратегической операции.

Шёл третий день «Большого Копья», на календаре уже было 30 октября 1969-го года, американские самолеты сменяли друг друга, маневрировали возле границ СССР, дозаправлялись и прощупывали советские РЛС на активность. Ничего не происходило, даже эскадрильи перехватчиков не взмывали перед опасными проходами янки, а Москва хранила гробовое молчание по всем официальным и неофициальным каналам. Вечером 30-го разочарованный Никсон объявил отбой «Большому Копью», В-52 вернулись домой. Советское руководство было прекрасно информировано, что перед ними … откровенный блеф.

Ещё раз поиграть на советских нервах решился Рональд Рейган, опять-таки через Северный Полюс направив стратегические бомбардировщики к границам СССР. Провокации, по воспоминаниям генерала Джека Чейни, руководителя стратегического командования ВВС США, начались с марта 1981-го года, продолжались несколько лет. Парами, эскадрильями, авиакрыльями – бомбардировщики налетали на Страну Советов, чтобы в последний момент перед вторжением в воздушное пространство свернуть. Самое смешное в том аттракционе оголтелого милитаризма было то, что перед экипажами даже не ставились задачи «срисовывать» частоты советских систем ПВО, узнавать их плотность и расположение.

Просто «стратеги» взлетали из разных точек мира, пёрлись стадом через Северный полюс в советскую Арктику и возвращались разными маршрутами. Во сколько миллиардов долларов забавы обошлись, – неизвестно, но к 1986-му физическое состояние половины флота «Стратосферных Крепостей» было удручающим, двигатели выработали ресурс, начались массовые отказы и поломки. Баловство отменили, а там и Горби на горизонте замаячил, «холодная война» закончилась, полярные «Большие Копья» убрали в арсеналы ржаветь.

Выводы

Вновь американцы подтверждают, что не любят придумывать новые тактики, долго их репетировать и согласовывать. Бери, что работает и много не думай. Русская Арктика вновь попала в Доктрину национальной безопасности США, для воздушного наступления прописаны два сценария: без применения ядерного оружия (оперативно-тактический удар по арктическим военным базам РФ) и стратегический с использованием наших В-52, гурьбой прилетающих со стороны Северного Полюса и запускающих «AGM-86 ALCM», крылатые ракеты класса «воздух — земля» с ядерной начинкой.

То есть, эти «небесные Томагавки» – главное оружие «Стратосферных крепостей» на сегодня, для применения нет нужды рисковать огромными лоханями 50-х годов прошлого века, пуск осуществляется массово и с больших дистанций (полторы-две тысячи км от цели), вне досягаемости систем ПВО и радиуса действия истребителей-перехватчиков. Так что «Большое Копьё 2.0» снова в действии, а единичные полёты В-52 над Балтикой в зоне гарантированного уничтожения … биполярного характера бравада. Для впечатлительных горожан или примитивной пропаганды.

Мог угрожать Санкт-Петербургу этот «демонстрационный визит»? Никак, даже если выпустил всю дюжину «AGM-86 ALCM» по различным целям и стоянкам Балтийского Флота. Системы ПВО на передовых рубежах возле стратегических объектов срабатывают автоматически, все крылатые ракеты такого типа перехватываются даже древними комплексами С-200. А что последует после такого инцидента – предполагать нет нужды, читаем Ядерную Доктрину России и находим пункт «ответно-встречный удар».

Янки действуют шаблонно, поэтому участившиеся «налёты» в тактиках «Большого Копья» можно считать символическим знамением, так пафосно Вашингтон уведомляет нас о начале новой «холодной войны». Ведь именно «Стратосферные крепости» В-52 считаются её символом в США, как у нас – атомные подводные лодки. И конечно же, такие полёты больших самолётов должны бодрить европейских обывателей, в военной науке не разбирающихся. И не знающих, что такие «стратеги» не будут применяться с европейских просторов, их назначение – атака из полярных широт, на огромном удалении от границы России.

Вместо послесловия

Уже нападало в «личку» вопросов о … случайно упавшем в Чёрное море американским беспилотнике. Янки своей реакцией откровенно разочаровали, нытьё о «непрофессиональном поведении русских лётчиков» вызывает чувство лёгкой брезгливости. Если уж начинаете новую «холодную войну», летаете на грани фола подле наших границ – будьте мужиками. То ли дело 70-80-ые годы прошлого века! Беспилотников не было, а ВВС США несли нешутейные потери, то аварии, то «случайно» упавшие самолёты с погибшими экипажами!

Пришли на войну – воюйте. Если за тысячи вёрст от своих границ подпускаете к русскому «непотопляемому авианосцу» настоящий разведывательный пост украинской армии (это именно так и стоит расценивать), и надеетесь, что в 60-ти километрах от Севастополя с ним ничего не случится – это обнаглеть до крайнего предела нужно. Бакланы тут не чета калифорнийским, напасть могут или обгадить до полного засорения каналов управления. И правила учить нужно, коль в гости незваным пожаловал: «уступи дорогу, помеха справа».

Танец войны … штука такая, его на пару исполняют. Подпускаете с понятными нам целями свои «Жнецы», «Глобальные Ястребы» и прочее – готовьтесь к боевым потерям. Не поймёте – начнут спутники падать, не в коня корм окажется – ПВО над Балтикой может нештатно сработать по вашим летающим лоханям 70-тилетним, у нас же электроника из стиралок и посудомоечных машин. Извинимся на ваши «озабоченности». Аккуратнее нужно быть, когда «красные линии» в кромешной тьме ногой нащупываешь, они скользкими могут оказаться.

ß

Артёмовск, муляка Донбасса и ожидание развязки СВО …

Артёмовск, муляка Донбасса и ожидание развязки СВО …

Накопилось много вопросов о Спецоперации, не буду их авторизировать, но постараюсь в режиме блица ответить хотя бы на часть. Поскольку туман войны всё плотнее окутывает поля сражения, когда даже ранее надёжные источники начинают регулярно поставлять дезинформацию или невнятное «может быть» – буду крайне осторожен, суждения дам оценочные.

Авиация

Главное гадание на ромашке – дадут или нет украинцам боевую авиацию? В течение ближайшего года западных самолётов не стоит ожидать, таково глубокое убеждение. Дело в аэродромной сети и инфраструктуре, за разумные сроки подобное не построишь. Тем более, на территории, насквозь прошиваемой русскими высокоточными ракетами. Как уже говорил, что-то в западных областях «незалежной» может летать, охотясь на наши «Калибры» или «Х-ашки», даже базироваться в Польше самолёты могут, но появление их в центральной Малороссии – такое вряд ли.

Включаем голову, мозгуем над информацией: Пентагон передал четыре тысячи неуправляемых авиационных ракет «Zuni» класса «воздух-земля». НУРС так себе по качеству, тем более ближнего радиуса действия и вполне может использоваться ударными вертолётами. Гонг и вопрос – с каких носителей будут запускать? Равно как и высокоточные планирующие авиабомбы увеличенной дальности JDAM-ER, поставленные в начале марта. И другую номенклатуру припасов воздушного базирования.

Остаётся один сценарий применения таких арсеналов – польские и остатки словацких Миг-29, уже адаптированных к боевой инфраструктуре НАТО, имеющих неизвестное количество переделок комплекса управления вооружением СУВ-29 и самих подвесов. Если ударно работают, готов предположить – поставленные натовского стандарта боеприпасы предназначены именно для этих бывших советских машин. О передаче Миг-ов (пока писал статью) уже сообщил президент Дуда, угадал-таки…

Сколько их в строю? Никто точно не скажет – по открытым данным можно наскрести в странах бывшего Варшавского Договора не более пяти десятков летающих, дюжину – на технический каннибализм. Или попытаться отремонтировать, у тех же ясновельможных запчасти должны остаться, как и у чехов, словаков, немцев. Дело в том, что их поставки к советским машинам всегда опережали прибытие самих самолётов на пару-тройку лет порой, на 1991-й год мог скопиться именно такой баланс: истребители не прилетели, но запчасти к ним – в наличии.

Что это значит? Не удивлюсь, что большой сюрприз может случиться, неожиданно вынырнувшее из облаков весьма крупное авиационное соединение в день «Ч». Это если наши незабвенные жовто-блакитные ВВС будут действовать по уму, а не дербанить по одной машине в три дня, как происходит сегодня. Проблема? Ещё какая, посерьёзнее фантазийных F-16, набивших оскомину уже. Можно ожидать? Вполне.

Как противодействовать? Вовремя заметить нездоровую авиационную активность на территории Польши или Румынии перед переброской десятков машин на Украину. Не забывая пристально наблюдать за военными аэродромами «незалежной», где обязательно будут разворачивать системы обслуживания самолётов, «хвост» снабжения не так легко спрятать. Если проспим … можем столкнуться с авиационным прикрытием грядущего наступления, несколькими десятками истребителей.

«Грязная» оперативная пауза

Сегодня заканчивается самая страшная из русских распутиц, на донбасских жирных черноземах беда имеет своё специальное прозвание – муляка, если перевести … «непролазная грязюка 80-го уровня». А по утрам, если температура чуть минусуется, налипшие огромные комья муляки за минуту разбивают ходовую любого автомобиля. Именно поэтому сегодня в районе Артёмовска/Бахмута творится самый лютый логистический кошмар за всю СВО, обе стороны неимоверными усилиями таскают на передовую снаряжение, БК и всё необходимое для снабжения боевых частей.

Мы находимся в более выигрышной ситуации (на порядок) – на бахмутское направление ведут несколько хороших дорог с твёрдым покрытием, а вот воинству пана гетьмана, запертого в городе и имеющего для снабжения всего один простреливаемый просёлок, с раскинувшейся вокруг «мулякой» – небо с овчинку кажется. И не помогут никакие системы вооружений НАТО, их высокоточные приблуды, спутниковая разведка, сетецентричное управление или Starlink – решаются проблемы другого рода, как во времена покорения Крыма. Снабжение войск транспортом. Колёсным.

Его требуется не просто много для скопившейся под Бахмутом (и внутри города) , а очень много. Не берусь оперировать точными цифрами, но десятитысячной группировке в месяц требуется не менее дюжины тысяч тонн одного только БК. А еще горюче, снаряжение, продовольствие, вода, поди вывезти больных и раненых. Тысячи рейсов тяжелых армейских грузовиков. Только вот странное вижу, просматривая редкие видео с украинской стороны … не видно штатной тыловой матчасти: полноприводных «Камазов», «ЗИЛов», «УРАЛов».

Или импортных их собратьев из стран НАТО. Какая-то лютая солянка из грузовичков, внедорожников, микроавтобусов, пикапов, трейлеров и даже строительных самосвалов. Непрерывные сгоревшие колонны гражданской техники по направлению к Артёмовску от Часова Яра, это что такое? Системное что-то, очень неприятное для пана гетьмана.

Этим наблюдением готов закрыть вопрос: почему Бахмут до сих пор не взят в кольцо. Незачем, маниакальное политическое требование Зеленского не оставлять город служит нам хорошую службу. Огромный материальный ресурс расходуется не в городских боях, а на путях доставки, благодаря донбасской «малюке» ежедневно гибнут неприкрытые «бронёй» солдаты противника, вынужденные использовать гражданский малотоннажный автотранспорт. Не доходят до позиций западные дефицитные боекомплекты и оружие, прочее снаряжение.

А четыре группировки ВСУ, собранные для деблокады «фортеци Бахмут», - шагу не могут вперёд ступить, пока земля не просохнет. Но мучения почти закончились, после начавшихся намедни дождей отмотаем недельку-полторы вперёд, земля Донбасса покроется коркой, впитает влагу и тут же начнутся попытки прощупать нашу оборону, как уже происходит на Запорожье. Штабам НАТО нужна полная картина нашего огневого реагирования на попытки вклиниться в оборону.

Почему Артёмовск/Бахмут?

Тоже вопрос, над которым все ломают голову. Зачем он так упрямо обороняется , явно ведь не из-за запасов шампанского местного завода, пан гетьман другие «энергетики» предпочитает. Ничего нового, перед нами гитлеровская доктрина «фёстунгов» – городов-крепостей, призванных в годы Великой Отечественной максимально выигрывать время, сбивать темп наступления Красной Армии, заставлять наше командование расходовать на штурмы людей и ресурсы.

Хороша та доктрина Адольфа была или нет – счёт на табло, зафиксированный в «городе-крепости» Берлине. Палка «фёстунгов» оказалась о двух концах: внутри неизбежно погибали большие войсковые соединения, а приходящие на их место мобилизованные солдаты были худшего качества, менее оснащённые и вооружённые. При этом на оперативном направлении «городов-крепостей» приходилось держать большие силы, постоянно обещая окружённым скорую деблокаду из опасений падения морального духа и капитуляций гарнизонов. Так что кто стратегически проигрывал вдолгую – очевидно.

Ровно такая же ситуация наблюдается подле Бахмута. Завершив в свою пользу (в информационном пространстве) осеннее наступление, ВСУ имели в активе полтора ударных Корпуса, хорошо оснащённых и вооружённых. И непробиваемую сплошную агломерацию на Донбассе, гигантский укрепрайон. Но начав цепляться за Бахмут, туда пришлось непрерывно отправлять резервы, не только наспех мобилизованных, но и элитные кадровые части. Итогом стал отказ от «ассиметричного ответа» с атакой на Запорожском направлении, сворачивание наступления на фронте Сватово-Кременная и сжигание Резервных Корпусов в «бахмутской мясорубке».

Их теперь лихорадочно доукомплектовывают и вооружают, а проблемы никуда не деваются, «вагнера» спокойно перемалывают очередностью штурмовых и артиллерийских действий всё к ним поступающее с украинской стороны воинство, впёред не торопятся. Наоборот, вынуждают отправлять под свой каток новые и новые резервы, которые без всякого ущёрба для прочей группировки русской Спецоперации там и сгорают.

А свежие кадровые части Минобороны России насыщаются новой техникой и боеприпасами, тренируются, в боях всерьёз не задействованы. Кто от такой ситуации в стратегическом выигрыше? Явно не ВСУ. Тем более, наглухо севшее на брюхо в донбасской муляке, расходующее массу материальных средств в попытке хоть что-то протащить в почти окружённый город. Но эти мероприятия проводятся, значит имеют для военного и политического руководства какой-то потаённый смысл.

Опять возвращаемся в 1944-1945 гг., благодаря «фёстунгам» Адольфа вермахт действительно получал возможность выиграть время, перегруппироваться, выровнять линию фронта, зацепиться за новые рубежи и подтянуть резервы. То есть, с военной точки зрении зерно рационализма присутствует. Не секрет, что истекающий кровью Бахмут позволяет готовить новые Резервные Корпуса ВСУ, лихорадочно наскребать для них западную технику, тренировать солдат, проводить боевое слаживание подразделений. Пусть так.

Опять таки, опыт гитлеровских генералов показал на заключительном этапе войны, что контрнаступательные действия, как тщательно их не готовили – результаты приносили минимальные. Причина? Запертые в «городах-крепостях», уничтоженные или сдавшиеся в советский плен обстрелянные солдаты и опытные офицеры. Без ветеранов ещё можно держать оборону, а вот ходить в наступление, особенно манёвренное – увольте, такие трюки заканчиваются печально всегда.

До конца февраля «бахмутский мясник» Залужный старался кадровые части туда не бросать, затыкая дыры насильно мобилизованными или тербатами, но сегодня приходится выдвигать к Часову Яру элитные части, чтобы не дать «музыкантам» захлопнуть крышку котла. А они нужны для наступления. И может наступить момент, когда придётся сдавать не только Бахмут с огромными потерями во время бегства (без возможности вывести оттуда бронетехнику) а как бы дальше не откатиться, разрушив фронт.

Теперь политика и логика Зеленского. Ему категорически не нужно наступать, но и терпеть поражение смертельно опасно. Для отчётности перед спонсорами нужно тщательно подготовить ещё одну «перемогу», сравнимой по весу с купянской или херсонской. Но русская группировка СВО качественно и количественно усилилась, триста тысяч мобилизованных теперь не позволят найти такие огромные бреши в обороне, как на харьковском направлении в начале сентября. Значит, нужно много-много техники. Танков, бронированных машин, артиллерийских стволов, ударных БпЛА, РСЗО и тд.

Именно поэтому Артёмовску/Бахмуту, отведена участь «фёстунга», чтобы ценой живой силы выиграть время. И (хотя версия выглядит немного наивной) – как можно дольше приковать к городу «музыкантов», ставших символом непобедимости, с порывом которых ничего не поделать. Если подходить к проблеме взвешенно, такой мотив готов признать правдоподобным при следующем замысле: «Вагнер» максимально загружают боевой работой, чтобы затруднить ротацию, восполнение потерь. В таком раскладе «штурмы» Пригожина не смогут принять участие в боях, когда ВСУ перейдёт в наступление на соседних участках фронта.

Получится? Скорее всего, нет. Время упущено, для создания серьёзных проблем «Вагнеру» нужно было использовать зимнюю мёрзлую почву, вполне пригодную для манёвра. Теперь в уязвимом положении окажутся не дерзкие «музыканты», а завязшие в грязище атакующие ВСУ. Слишком долго осторожничали натовские стратеги, теперь тот участок фронта под пристальным вниманием, не без скандальных призывов Евгения Пригожина в том числе, обратившего внимание на возможность окружения его частей громкими и резонансными заявлениями..

Танков дай!

Н-да, история с танками для Зеленского уже начинает дурно попахивать. Потому как протухла окончательно. Сколько их ожидается? Семь сотен, и передано уже три в прошлом году. По самым оптимистичным прогнозам, уже переброшено ещё около сотни Т-72. Вполне может быть, стоит ожидать 44 штуки бывших советских Т-80УД из арсеналов Пакистана, если пан гетьман уговорит хозяев отблагодарить Исламабад «поставками западной военной помощи», конец цитаты из сообщения индийской официальной прессы. Пусть, информацию считаю правдоподобной.

Идут пляски вокруг западных бронированных машин типа «Leopard-2», «M1 Abrams» и «Challenger». Пока набирается полторы сотни, ещё сотню составят древние «Leopard-1», если ВПК германца и чеха подсуетится, ударно потрудится в течении полугода. Может так приключиться, что американцы пойдут ва-банк и разоружат боевые части постоянной боевой готовности стран НАТО – там боеготовы ещё двести «Leopard-2» последних модификаций, сила серьёзная. Но это будет непросто.

Если все звёзды сойдутся и на апрель-май назначен последний и решительный, пока не заработала на полную катушку система ленд-лиза США – нужно быть готовыми встретиться с двумя ударными группировками ВСУ. Это на случай амбициозных планов, типа прорыва к Азовскому морю и перехват сухопутного коридора в Крым. Каждая атакующая группировка получит по две танковые бригады, полнокровные из 93-95 машин каждая, одну будут держать в резерве или трепать ею нервы на каком-нибудь удаленном участке фронта, сковывая наши резервы. Опасно? И да … и не очень.

Техника разнородная и разношёрстная, за каждой бригадой потянется свой «хвост» снабжения, регламентных работ, обслуживания и ремонта. Но не думаю, что в первой атакующей линии поедут западные танки, наш главный противник – всё те же Т-72 и его польские модификации под литерой PT-91. На них ВСУ приноровились воевать неплохо, тем более, никак не могу отыскать в открытых источниках пропавшие ещё в начале декабря два танковых батальона на этих машинах. Выведены в резерв.

Другим признаком полноценного наступления с амбициозными планами глубокого прорыва – прибытие после обучения в Великобритании, Германии и Польши механизированных бригад на «эрзац-Страйкерах» – БТР «М-113» и БМП «Брэдли». Они, так думаю, проходят боевое слаживание с артиллерийскими бригадами на самоходках, пытаются органично вписаться в «танковые кулаки». Обычно на такие ускоренные показушные манёвры (если брать учения НАТО с понаехавшим малознакомым друг с другом интернационалом) уходит до двух-трёх недель, если отдельные «пазлы» боеготовы и оснащены всем необходимым. На серьёзное слаживание нужно полтора месяца.

Как оно будет…

В идеале, натовским стратегам нужно будет реализовать свои сильные стороны: превосходство в средствах разведки и управления на тактическом уровне, внезапность и возможность работать высокоточной артиллерией на большую глубину наших тылов, подавляя русских пушкарей и ракетчиков за счёт более совершенных средств контрбатарейной борьбы, а контуры управления – многочисленными РЭБ, которые можно собрать на участке прорыва. Устроить кошмар из дождя ракет РСЗО «Хаймарс», их завезли огромное количество, судя по восторгам из Польши.

В идеале, для полновесного удара ВСУ имеют свежую группировку численностью 160-180 тысяч, треть всех сухопутных сил (если считать территориальную оборону, нацгвардию, части силовых ведомств). Получим около тридцати бригад: артиллерийских, танковых, механизированных, пехотных, десантно-штурмовых, горных и морской пехоты. Плотно увязанных с наёмниками и спецназами, сотнями ДРГ на легком транспорте. Чтобы быть в тонусе и серьёзно относится к угрозе, наш Генштаб должен быть готовым к ударам, где будут задействованы не менее четырёх сотен танков, столько же самоходных систем наземной тяжелой артиллерии, чуть меньше сотни РСЗО нескольких типов.

Снижение числа обстрелов последних полутора месяцев стоит расценивать не поразивший НАТО «снарядный голод», как нам пытаются плаксивыми голосами рассказать западные политики и даже генсек Альянса Столтенберг. Идёт тщательное накапливание и формирование запасов для наступления. Не только БК, всего. Полноприводного транспорта снабжения, ГСМ, запчастей и прочего оборудования, вплоть до десятков инженерных мостоукладчиков для быстрой переброски бронетехники через водные небольшие преграды.

Через неделю-другую линия фронта протяженностью не менее шестисот километров постепенно оживёт, как это было в августе прошлого года. Начнутся бесчисленные попытки ВСУ прощупать нашу оборону, «серые зоны» между позициями начнут кишеть малыми группами на пикапах, бронетранспортёрах, силами до роты-двух будут предприниматься попытки сбить наши взводные «опорники». А импортные наёмники, офицеры с инструкторами НАТО начнут наносить на гигантские цифровые карты множество данных. Как скоро и какими силами мы реагируем на эти демонстрации, где плотность и точность огня высока, а где … не очень.

Сводки Министерства обороны станут вновь длинными, многие воодушевятся, поскольку 99 и девять в периоде таких попыток будет успешно отражаться, многие подразделения малоопытных «расходных» частей укро-воинства станут погибать или рассеиваться еще на рубежах сосредоточения, десятками единиц будет уничтожаться техника, а поля и лесопосадки заполнят тела «двухсотых». Подавляющая часть комментаторов начнут праздновать победу, с умным видом рассказывать, насколько недалёким и кровожадным являет воинское начальство ВСУ, а наши герои – стойки, дисциплинированы и успешны.

С последним не поспоришь, именно так всё и будет, только каждая отбитая атака будет давать противнику бесценную информацию, разведками боем система обороны начнёт слой за слоем вскрываться, время реагирования и огневая мощь участков обороны – заноситься в математические модели штабного планирования. Спутниковая группировка НАТО даст данные, куда и с какой скоростью выдвинулись резервы, какие каналы связи задействованы, насколько управляемы средства огневого поражения. Десятки, если не сотни показателей начнут полниться базы данных боевой статистики, чтобы найти те самые, заветные точки будущего прорыва.

А другие компьютеры начнут рассчитывать скорость переброски крупных резервов на перспективный участок, как незаметно и стремительно создать здесь трёхслойный ударный кулак и по часам вводить «с колёс» прибывающие бригады. Именно так нас поймали на харьковском направлении, но сегодня такой трюк невозможен, система обороны Спецоперации эшелонирована, опирается на долговременные инженерные сооружения и заграждения, собран внушительный резервный авиационный кулак, больше на «ленточке» стало всего: людей, бронетехники, БпЛА, артиллерии, средств связи. Порядка.

Поэтому, натовцы постараются долго не валандаться, пытаясь легкими разведывательными силами «протыкать» нашу кольчужку и постепенно расширять прорыв, дезорганизуя тылы бесчисленными ДРГ. Удар, вероятно, будет внезапным, рывком через собственную полосу обороны, тяжелым танковым накатом. Где удобнее всего? Учитывая дорожную сеть и стратегическую значимость – первым может стать харьковское направление, район Сватово – Кременной. Чтобы катком пройти вдоль старой границы и взять в полуокружение луганскую агломерацию.

Удобным видится запорожское направление, наступление способно развиваться с дирекцией на Токмак, если выгорит – рывок на Мелитополь/Бердянск. И третье … самое трудное, но возможное – удар из под Херсона, форсирование Днепра, выход на Мелитополь. Для такого благолепия натовским стратегам придётся создавать численный перевес, как было осенью (1 к 7 и более), по-другому ВСУ продавливать нашу оборону не поучается категорически. Смогут? Увидим, но верится с трудом.

Поскольку ВСУ необходимо для успешного вклинивания своих ударно-танковых кулаков получить несколько «золотых часов», а то и сутки. Парализовав нашу систему управления обороной на глубину до 60-80 километров, уничтожив штабы, либо не дать нашему командованию видеть картину происходящего на протяженных участках по фронту.

Вводя в прорыв легкие части на «эрзац-Страйкерах» – постараться отбросить или блокировать самые стойкие наши подразделения, перегруппировать свои танковые бригады и снова нанести проникающий удар. Главное здесь – стойкость обороняющихся и скорость переброски резервов. Как с одной стороны, так и с другой. Гонка со временем.

Получится? Если смотреть на ситуацию с точки зрения идеального штабного планирования – вполне посильная задача. Но должны удачно выпасть из колоды сразу несколько козырей друг за другом у натовских стратегов: силами разведки вскрыта на всю глубину прорыва система обороны русских, РСЗО своими высокоточными припасами уничтожат штабы или парализуют их работу, будут гореть склады ГСМ и взрываться пункты боепитания. А плотность артиллерийского огня ВСУ будет всегда поддерживается максимально высокой, с большой точностью.

Мало того, дальнобойная наземная артиллерия западных образцов должна обеспечить дезорганизацию подхода наших резервов, изолировать от воздействия русских средств поражения свои прорвавшиеся группировки, дать время мотопехоте и танкам на регламентное обслуживание техники и перегруппировку. Постараться закрыть небо мобильными средствами ПВО, не дать прицельно работать армейской и фронтовой авиации ВКС России. Очень много «если» в том уравнении, даже чрезмерно, так бы сказал. Но если планирование будет серьёзным – почему нет?

Тактических успехов (даже оперативно-тактических) достичь можно, если наше командование будет отсутствовать, как таковое. Главный козырь НАТО, полностью подготовившего Резервные Корпуса ВСУ – их система сетецентричного цифрового управления войсками на уровне «взвод-штаб соединения». Целеуказание для высокоточных боеприпасов. А если применят тактики «огневого вала» при штурме укреплённых позиций, концентрируя на километр фронта десятки орудий, насытив атакующие порядки ударными беспилотниками – выглядит авантюра реальной.

Ответ…

Так выглядит «сферический конь в вакууме» натовского планирования наступления, вариантов у них мало для его начала и развития. Никаких долгих предварительных манёвров, постепенного прогрызания нашей обороны. Такие трюки ещё в августе под Херсоном закончились бойней Сухого Ставка, где сгорели в «огневых мешках» несколько танковых и механизированных бригад ВСУ. Остатки этих получивших горький опыт частей не передали его своим собратьям по оружию, полностью погибли в сражениях с «вагнерами» под Соледаром и Бахмутом.

Главной проблемой натовских стратегов будет упавшее качество украинской пехоты, в большинстве – необстрелянной, насильно мобилизованной, прошедшей ускоренный курс подготовки за кордоном в режиме «взлёт-посадка». С жутким дефицитом младшего командного состава. Да, офицеры уровня «бригада +» у ВСУ опытные, упакованные выше каски цифровыми приблудами, искусственным интеллектом, самыми передовыми технологиями, имеющими преимущество в управлении, данных разведки, способные адекватно реагировать на обстановку.

Только планшетами и сетецинтричными паутинами будущие бои не выиграть, особенно когда против тебя опытный соперник, имеющий превосходство в огневых средствах и бронетехнике (в разы, на минуточку), мотивированный, прикрытый надёжно с воздуха и опирающийся на крепкий тыл с коротким плечом доставки всего необходимого.

Зарытый сегодня в землю, спрятавшийся за сотнями километров инженерных заграждений, минных полей и … очень желающий поквитаться за харьковские и херсонские «перегруппировки». С единым командование, что является ключевым фактором победы. И тремя корпусами резерва, пока не задействованными в Спецоперации.

Выводы

И ответ на главный вопрос – стоит ли беспокоиться и поддаваться прозападной пропаганде, что весной-летом Россию едва ли не выбьют из войны, измотают, нанесут несколько чувствительных поражений. Плохо, конечно, испытывать странное спокойствие по этому поводу – но не вижу ни единого показания для успеха ВСУ. Танковые «кулаки», даже в случае ограниченных тактических удач очень быстро будут уничтожены, слабое качество пехоты не позволит закрепить успехи, а завалить трупами поля Малороссии или Тавриды – ума много не надо. А оно так и будет, в людобойских повадках натовским стратегам нет равных.

Фактор неопределённости существует, не спорю. Он может быть даже тревожным, если кое-кто пойдёт ва-банк, уровень эскалации поднимет мощными террористическими атаками, ударами в глубину территории России, либо вовлечённостью в боевые действия следующих кандидатов на демилитаризацию в лице поляков, румын, словаков. Но это уже большая картина, а на сегодня ВСУ и НАТО должны решить нетривиальную задачу – обеспечить полную скрытность сосредоточения почти двухсоттысячной группировки, равно как и внезапность нанесения отвлекающего и главного ударов, на большее сил и средств просто нет.

Именно от весенне-летнего сражения будет зависеть почти всё на этом этапе глобальной войны между Россией и США. Явная победа или поражение одной из сторон будет значить очень многое. И если мы можем позволить себе любой исход сражения, вплоть до очередной тактической «перегруппировки» (шутка, конечно), то американцы – категорически нет. Янки со своими вассалами ставки задрали неимоверно, заложились до последнего цента в грядущее сражение.

От его исхода зависит политическая судьба нынешней Администрации Белого дома, шансы деды Джо выдвигаться на очередной срок и много чего ещё интересного решится на полях Новороссии, если наши заклятые партнёры не сдрейфят, решатся на последний и решительный. Как им там неуютно сегодня, когда приходит понимание – почти всё зависит от русского солдата. А он не подкачает, в этом не сомневаюсь.

ß

Сказ о «подготовке солдат по стандартам НАТО»

Сказ о «подготовке солдат по стандартам НАТО»

Хороший вопрос подкинули Читатели, прям-таки вкусный: «эксперты постоянно говорят: мобилизованные украинцы проходят подготовку по «стандартам НАТО» и станет большой проблемой для СВО, так ли это?». Нет, категорически не так, но если быть взвешенным – дело в сроках подготовки, исходном качестве рекрутов и ещё нескольких принципиальных моментах: вооружении, снаряжении, оснащении средствами связи, боевом слаживании, главное - взаимопонимании учителей и учеников. По пресловутым стандартам НАТО.

Кои есть калька с ускоренных программ подготовки «туземцев» американцами, французами и англичанами. Никогда не приводивших к положительным результатам в новейшее время. Поэтому, не буду накидывать в анализ эпоху стойких гуркхов, несгибаемых марокканцев Иностранного Легиона, дерзких и неуловимых «негров-аскари» полковника Леттов-Форбека времён Первой мировой, уже ко Второй «туземные войска» под началом европейцев откровенно начали деградировать, а ещё позднее – дела обернулись откровенным позором. Для янки и пресловутого НАТО.

«Ручная армия» Южного Вьетнама

В 1961 году президент США Джон Кеннеди, едва запомнив расположение уборных в Белом доме, немедля решил ввязаться во что-нибудь этакое, побороться с «коммунизмом», ведь янки пребывали в унынии после тяжких оплеух Корейской Войны, где китайцы и оборванцы Ким Ир Сена выстояли перед мощью «коалиции ООН», возглавляемой США.

Новым «форпостом демократии» в Азии был назначен Южный Вьетнам, Кеннеди объявляет «Крестовый поход против коммунизма» и обращается к офицерам своей страны, отставным и действующим, с призывом отправиться за океан «с верой в Бога и американский флаг», взять реванш за Корею. Неожиданно, но призыв был услышан многими ветеранами Второй мировой и Корейской войн, а Пентагон получил задание разработать программу подготовки военных советников, только не как в Корее, где «наставничество» янки выражалось в повальном пьянстве.

Поскольку за тот позорный проигрыш виноватыми были назначены пресловутые американские полковники, стремящиеся любой ценой стать генералами и поэтому своих южно-корейских союзников рассматривавших как «пушечное мясо», во Вьетнам начали отбирать амбициозных, внимательных к нуждам солдат служак в капитанских, – реже лейтенантских или майорских званиях. Был обязателен реальный командный опыт, успешно пройденные курсы инструкторов с квалификацией десантника или рейнджера.

Дополнительно перед отправкой все «советники» проходили двухмесячный спецкурс, где знакомились с историей и традициями Вьетнама, получали языковые азы бытового общения, досконально изучали тактики северо-вьетнамских повстанцев, учились командовать ночными рейдами в составе незнакомых ранее подразделений. Немного учебных часов отводилось на изучение средств связи, минно-сапёрным навыкам, все кандидаты усиленно готовились физически на выносливость.

Ошибки собственные в Корее, британские в Малайе (подавление партизанщины в 1948-1960 гг.), и особенно триумфальный «вылет» французов из Индокитая под ударами вьетнамцев-коммунистов – тщательно анализировались, первые партии советников готовились академически. На прикроватных тумбочках офицеров в казармах стояли огромные стопки книг, обязательных к прочтению: по история и культуре Вьетнама, особенности менталитета, воинские традиции и особенности ведения боевых действий на протяжении веков и тд.

Были курсы по теории и практике вообще всех партизанских движений, от испанской герильи времён Наполеона, до тонкостей организации советских партизанских армий и корпусов Великой Отечественной. Бандеровский опыт тоже преподавали, как и повадки «лесных братьев». Как только спецкурс заканчивался и будущие советники проходили экзаменовку – некоторых отправляли на курсы углубленного изучения вьетнамского языка в Военный институт иностранных языков, если им грозило назначение батальонного (и выше) уровня, либо организация противопартизанских действий при губернаторах, префектах и мэрах.

Первые выпуски были качественно подготовлены, язык знали неплохо для общения, а вот позже к таким «мелочам» янки стали относиться спустя рукава, выпускники курсов владели скудным набором расхожих фраз, слабо ориентировались в традициях Вьетнама. По прибытии туда получали переводчиков, столь же косноязычных в английском.

Это стало первой причиной (некоторые её потом назовут главной) в провалах подготовки армии Южного Вьетнама по «стандартам USA». Через три года уровень подготовки советников настолько деградировал, что в Индокитай начали прибывать самонадеянные персонажи, позволявшие себе (в присутствии вьетнамских коллег) произносить фразы типа: «зачем учить язык гуков, если все они сдохнут так или иначе?».

Дальше больше. Привыкшие к силовому и моральному воздействию на рекрутов в военных училищах лейтенанты, оказавшись в центрах подготовки вьетнамских солдат … решили пренебречь менталитетом страны, в своё время хлебнувшей колониального лиха. Случилось несколько бунтов, когда высокомерные янки заставляли новобранцев падать в грязь просто так, стучали им по каскам прикладами винтовок, пинали или подгоняли тумаками на полигонах, заставляли горланить на английском оскорбительные куплеты о «грязных гуках». Бремя белого человека взяло верх, первоначальные задумки о полной интеграции во вьетнамские традиции и менталитет закончились, едва начавшись.

Как потом политкорректно писал в мемуарах один четырёхзвёздный генерал: нам не хватило основательности и терпения в понимании союзников-вьетнамцев, хотя мы и пришли с благими намерениями. Конечно, не хватило, а когда поток «советников» стал чудовищным (на 1965-й год в Индокитае уже было 26 000 американских военных), помимо офицеров появились многочисленные сержанты … дела с воинским обучением превратились в жёсткую, краткосрочную, насильственную принудиловку, бойца не воспитывающую, а морально ломающую.

Опять же, первые советники действовали деликатно, в дела подотчётных подразделений категорически не вмешивались, лишь подсказывая во время боя наилучшие решения, а для убедительности и принятия на себя ответственности – личным примером увлекали вьетнамцев.

Уже через три года картина стала абсолютно диаметральной, высокомерные советники (до шести на батальон) начинали интриговать против своих вроде бы коллег в погонах Армии Южного Вьетнама, строчить на них доносы, пытаться столкнуть сослуживцев лбами. Языка вообще не знали, заводили себе целую группу обслуги из переводчика, радиста, денщика, адъютанта и посыльных, водителя и даже телохранителей выбирали, изымая и строевых частей наиболее сообразительных и храбрых солдат.

С американцами во Вьетнам пришла их бюрократия, если первые два года первые советники уровня майор-полковник (полк-дивизия) в штабах максимально всё упрощали, используя рациональность и опыт северо-вьетнамцев, то очень скоро волокита, бесконечные отчёты, долгие согласования и вечная грызня между артиллеристами и пехотой, ремонтниками и танкистами, десантниками и моряками, связистами и вертолётчиками – парализовали армию Южного Вьетнама, американские советники перестали заниматься военными делами, «пилотировали столы» в тылу или пытались распутать узлы логистики/снабжения.

Другим уязвимым звеном стала идиотская система годовых «командировок». Первопроходцы 1961-1962-х предложили оптимальную схему: «полтора года в рейнджерах» (в боевых частях или отдалённых опасных районах) и «полгода в писарях» – при вышестоящих штабах или учебных центрах офицерского/унтер-офицерского состава.

Но Пентагон не принял такую схему, советники стали служить год, половину которого околачивались в безопасных и далёких от войны должностях. Так была подорвана эффективность всей системы, офицер за шесть месяцев просто не успевал вникнуть в проблемы и нужды подотчётного подразделения, чуждого по языку и менталитету.

Другой просчёт, на который указывали первые советники, – нежелание вникать во внутренне состояние Южного Вьетнама, его социальную и экономическую жизнь, исторические традиции. В 1961-м первопроходцы-янки быстро сообразили: подразделения новых вооружённых сил необходимо тщательно смешивать, личный состав набирать даже в один взвод из разных провинций и местечек, чтобы не притащить в часть иерархическую структуру вьетнамского общества, кумовство и самые отвратительные проявления «землячеств».

Именно такие первые части потом останутся самыми боеспособными, дольше всех не будут подвержены мародёрству, тотальной коррупции, фаворитизму, трусости на поле боя. Так же не был услышан призыв первых советников о кадровых назначениях офицеров по согласованию с американцами. Порой получалось так, что полком командовал «друг президента», а все нижестоящие чины вообще не имели военного образования, но были его родственниками. Должности и погоны покупались, способные и кровью выслужившиеся офицеры (не имея денег и связей) могли всю жизнь прозябать в первом чине.

Итогом отсутствия даже зачатков меритократии в армии Южного Вьетнама – стало моральное разложение офицерского корпуса, его трусость и безответственность, боязнь смелых решений. Зато цвело пышным цветом очковтирательство, придумывание несуществующих успехов, тотальный обман вышестоящего начальства. Чем прекрасно пользовались вьетконговцы, как только научились работать с радиоперехватами и наладили сплошную сетку информаторов по всей стране.

Самым страшным преступлением в той коррупционной среде были плохие новости о потерях, был такой «пунктик» и тогдашнего президента Дьема. Он мог оправить под суд командира полка, потерявшего в действительно тяжёлом рейде сотню бойцов, против элитных и мотивированных «роботов Вьетконга» – то был прекрасный результат. Особенно если удавалось разгромить их, отбросить за государственную границу.

Поэтому, к 1963-му году все американские советники поняли, что их стиль планирования операций (подразумевавший разумный уровень потерь) встречает непреодолимую стену противодействия высших офицеров Южного Вьетнама. Они предпочитали «не замечать» огромные районы, контролируемые коммунистами, а кошмарили слабоактивные повстанческие местечки, взятие каждой деревни преподнося величайшей военной победой и гурьбой устремляясь в Сайгон за орденами.

Самая яркая иллюстрация такой комедии – Меморандум военного советника, подполковника Джона Пола Ванна, который смог за год из самой небоеспособной 7-й дивизии Армии Южного Вьетнама сделать элитную, убедив её командира, полковника Хуен Ван Као – перейти на «смешанный принцип» комплектования подразделений. Были удалены из командования офицеры без военного образования, а на должности лейтенантов поставили отличившихся сержантов. Но после ряда успешных операций, дерзких и успешных (не без потерь, но малых) президент Дьем закатил безобразный скандал, едва комдива не отдал под суд.

После возращения всего уклада «взад», дивизия начала терпеть поражение за поражением, бестолковые офицеры, навязанные Ван Као, не владели даже азами воинского дела, могли батальоном сбежать от неполной роты вьетконговцев. А включившиеся в войну своим контингентом американцы постоянно стали попадать в окружения, шли в рейды по ложным разведданным своих «коллег», попадали в засады, теряли вертолёты, не могли добиться от южно-вьетнамцев элементарных вещей, типа удержания флангов, атак дождаться было невозможно в принципе.

Афганские «коммандос»

Как помнится, некто в должности президента США высокопарно заявлял: американцы могут спокойно покинуть Афганистан, они оставили за своей спиной прекрасно подготовленную и вооруженную «по стандартам НАТО» трёхсоттысячную армию. Как оказалось, на следующий день после позорного бегства янки из Кабула … никого из этих «коммандос» найти не смогли, все испарились. Результаты двадцатилетней бойни, унесшей жизни более ста тысяч афганцев и шести тысяч американцев (все данные занижены) показали: со «стандартами Альянса» что-то не так.

В Афганистане американцы сразу же наступили на старые вьетнамские грабли, сделав ставку на местечковые и племенные отряды ополчения, без должной проверки их командиров на лояльность. Бывшие моджахеды, как только «Талибан» отступил в Пакистан и снизил свою террористическую активность – немедля начали грабить иноплеменников, вооружаться и замыкаться в собственных анклавах/провинциях.

Ещё с большим треском провалилась попытка янки создать Союз племенных ополчений, а их командиров распределить по ключевым постам в армии и создаваемых силовых структурах. Дело закончилось местничеством, тотальным воровством и коррупцией, а доверие к этим государственным институтам сразу оказалось подорванным. «Ополченцы» стали источником нешуточной опасности для населения, если оно не принадлежали к их этнической группе.

Третья попытка создать что-то «по стандартам НАТО» началась с концепции спецназов от каждой этнической группы, племенного ополчения или провинциальной лидирующей общины. Пусть то будут немногочисленные, но натасканные американскими лютыми мастер-сержантами подразделения, профессионалы до мозга костей на высоких зарплатах. Окай, сказали в Пентагоне и выделили огромные бюджеты на строительство такой Армии. Одна незадача, пока янки телились – талибы отошли от поражений 2001-2003 годов, спокойно вывезли свои семьи в Пакистан и устроили ад кромешный.

А тем временем военный бюджет США исправно отправлял в горнило непонятной войны всех против всех сотни миллиардов долларов, оружие, снаряжение и технику. Готовились по десяткам программ тысячи артиллеристов, танкистов, спецназовцев, летчиков и так далее, строго по штатному расписанию американской Армии, только из местных. А первые «непонятки» с бесполезностью таких усилий и расходов возникли в 2007-м, когда талибы провели первое, пусть и осторожное, но прекрасно спланированное наступление сразу в нескольких провинциях.

Но в бравурных отчетах Пентагона ничего не поменялось, несмотря на частичный паралич жизнедеятельности всего Афганистана, все жили в параллельных реальностях: в отчётах афганская армия пухла штатами, показывала отличные результаты на учениях, исправно переводила сотни тонн ГСМ и БК, ходила на боевые операции вместе с бравыми янки … а на деле теряла контроль над территориями страны, прибывающие сторонние наблюдатели не могли понять: кто тут законная власть и армия «по стандартам НАТО», а кто ополченцы и повстанцы.

Американцы снова промахнулись, с какого-то рожна решив: если из традиционалистского и очень сплочённого общинного и племенного уклада выдернуть физически крепких, агрессивных и молодых мужчин – то можно из них сделать «античных легионеров» без роду-племени, подчиняющихся любым приказам чужеземцев. Начав аккуратно смешивать разные этносы и национальности в масштабах крупных соединений, янки получили такие агрессивные «землячества» и неуставщину с дезертирством, что будь у них хоть капля здравомыслия – эксперимент немедленно бы прекратили.

Но нет, тотальная коррупция развратила и американцев: контроль афганского наркотрафика, неподотчётные миллиарды долларов из метрополии, перманентные военные действия, боевые награды за несуществующие подвиги позволяли при терпимых собственных потерях изображать великую войну. Всегда победоносную, поскольку талибам янки были малоинтересны, их блокпосты, «опорники» и военные базы они просто обходили. А вот доморощенных вояк «по стандартам НАТО» били больно и жестоко, тем самым подрывая веру населения в способность США построить на афганской земле что-то прочное и долговременное.

Уже в начале 2008-го года всё стало понятно внимательному наблюдателю: афганская армия стала существовать только в отчётах Пентагона, на деле все эти «коммандос» из пуштунов, хазарейцев, таджиков, узбеков и десятков других этносов аккуратно расползлись нести службу по месту компактного проживания своих племён. А в «смешанные» воинских соединениях образовались землячества, постепенно инфильтрованные «добровольцами», на поверку оказавшимися эмиссарами талибов, разложивших подразделения пропагандой, а порой и шантажом.

Опять янки промахнулись, без всяких изъятий и раздумий перенося собственный менталитет на чужой. В полной уверенности, что первый одолеет второй. Формалистика и тупая муштра, уверенность в непобедимости авиации и дальнобойной артиллерии … ну-ну, в глазах большинства афганцев они выглядели клиническими больными, победить таким набором технических средств тактики «генетических партизан» и саму афганскую природу с труднодоступными локациями и особым укладом жизни – было невозможно априори.

«Стандарты НАТО» проиграли роли «лидера», очень своеобразно понимаемого на Востоке, в Афганистане – особенно. Европейцы и американцы понимают, что есть «сержант» и есть «офицер», каждый из них выполняет определённую функцию. Для коллективного «пуштуна» таких категорий не существует в принципе, для принятия политических и принципиальных решений есть совет старейшин, а для тактических задач на поле боя – военный вождь, пусть и авторитет, но всего лишь первый среди равных. Его решения могут оспариваться большинством, такая вот демократия. Именно поэтому «стандарты» рассыпались, янки не смогли донести до афганцев принципы единоначалия, иерархию подчинения.

Проблема решаема, во времена СССР наши военные советники успешно с ней справились, не стали ставить телегу впереди лошади в строительстве афганской армии. Сначала озаботились общим уровнем образования будущих солдат. Не без идеологической обработки, само собой.

Американцы с пренебрежением отнеслись к такой идее, попытавшись из безграмотных декхан вылепить пользователей высокотехнологичной техники и вооружений. Не вышло, поэтому малейшая поломка или нештатная ситуация приводила к потере ценного оборудования, афганская армия по «стандартам НАТО» не умела правильно обслуживать, выполнять регламентные работы, ремонтировать всё ей поставленное.

Причина такой безалаберности, опять же, крылась в манере янки являться на войну, как в рабочую командировку. Полгодика контракт, может быть – год. Такая лютая и бессистемная ротация не позволяла решить системные проблемы афганской армии (равно как иракской), процесс обучения был рваным, с огромными паузами, а вновь прибывающие «контрактники» могли уже не застать своих учеников, переброшенных в другое место службы или просто разбежавшимися по приказу своих старейшин из дома. Это всё наслоилось на повальную коррупцию и наркоманию.

Уже в 2015-ом году волнами пошла информация, что реальная численность афганской армии … меньше раза в два-три от списочной, старательно содержащейся бюджетом Пентагона и НАТО. Навар от «призраков» получали все, американские инструкторы и местные военные, «лишнее» снаряжение и оборудование распродавалось, порой не достигая Афганистана. А потом случился Отчёт «О ходе операции «Страж свободы»» Главного генерального инспектора Пентагона О'Доннела:

«Соединенные Штаты использовали в Афганистане чрезмерно американские модели обучения и взаимодействия, которые не были адаптированы к конкретным потребностям афганских вооруженных сил. В результате афганские военные остались зависимыми от американского присутствия»

Выводы

Трагедия Южного Вьетнама закончилась Сайгоном, как только последний американский военный покинул ту землю – подготовленная «по стандартам» местная армия просто разбежалась. Точно так же произошло в Афганистане, а был более печальный опыт Ирака, где целые воинские соединения перешли полным составом на сторону бармалеев-игиловцев, были ещё курды, которых тоже готовили «по стандартам НАТО» в Рожаве.

Пока оставлю вне данной статьи душераздирающие (или на грани фельетона) истории, как «ускоренные курсы по стандартам НАТО», сегодня предложенные укро-воинству, были применены к экстренному строительству Армии Ирака на рубеже 2010-х годов. Им даже танки «Abrams» передали в немалых количествах, чтобы не тащить в Америку.

Несколько армейских корпусов было создано, полностью (до последней пуговицы с исподним) оснащено по самым высоким «стандартам», полторы сотни тысяч местных вояк пропустили через центры подготовки. Итог? При первом же серьёзном наступлении нескольких легковооружённых игиловских бригад (под командованием бывших офицеров армии Саддама Хусейна, закончивших советские военные училища) – вся эта «НАТО-стандартная» публика ударила по тапкам от Мосула, рассеялась, малыми остатками притормозив только у Багдада.

Остановили бармалеев и обратили их в бегство ... шиитские добровольцы военизированной организации «Аль-Хашд аш-Шааби», снабжаемые и подготовленные Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР), персы их тщательно тренировали по своим «стандартам», и настолько туго науку преподали, что ополченцы выходили батальоном на бригаду и одерживали уверенную победу. Нечувствительные к потерям, до предела мотивированные на грани фанатизма. Вот это называется воинскими традициями местной земли, никогда никем толком не покорённой.

Самое смешное, янки попытались взять на вооружение многое из военных курсов подготовки КСИР, «скрестить» со своим техническим образованием и сделать из сирийских курдов нечто подобное. Несколько полков готовили не спеша, на протяжении полутора лет, тщательно снаряжая опять-таки «по стандартам НАТО». Увы, как только дело дошло до первых боестолкновений с турецкой армией – вроде всегда боевитые курды разбежались, предпочитая уходить к своим непобедимым собратьям в иракский Курдистан, но большей частью старались прятаться за спинами русского экспедиционного Корпуса или подразделения армии Башара Асада. Опять «стандарты НАТО» не помогли.

Предположения, что с ними не того – с удовольствием почитаю в комментариях, поскольку целостной картины ещё не сложил, имею лишь несколько предположений на сей счёт. Первое – американцы пытаются передавать своим подопечным опыт даже не прошлой войны, а позапрошлой. Без адаптации к существующим реалиям. Второе: с презрением отметают менталитет и традиции того общества, из которого набирают рекрутов, не стараются найти традиционные мотивации для стойкости и высокого морального духа, заменяя это механической муштрой и формалистикой.

Посмотрим, что из себя представляют Резервные Корпуса ВСУ, подготовленные «по стандартам НАТО». Есть подозрение, их уровень подготовки и мотивация будут … неважными. Если уже в Англии каждый пятый привезённый туда новобранец становится дезертиром – это повод для размышлений. И да … никогда ещё во время региональных конфликтов современности американцам с их вассалами не удавалось перевооружить «туземцев» на западный манер, все усилия разбивались о невозможность обслуживания, правильной эксплуатации, регламентных работ и ремонта.

Картина дня

наверх