На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Татьянка Яцук
    Ну а что касается 70 минут на адаптацию мирантов- это супер- метод!🤣🤣🤣 Адаптируются, как шёлковые!)))) Небось Голи...А была ли пуля дл...
  • Татьянка Яцук
    Что за идиотская манера впихивать в одно сообщение несколько тем, настолько далёких друг от друга, что диву даёшься и...А была ли пуля дл...
  • Юрий Ильинов
    The Economist: настал поворотный момент для Коммунистической партии Китая Сейчас на повестке дня в Китае главный воп...А была ли пуля дл...

Реплика о новом министре обороны России

Исторические напёрстки

Реплика о новом министре обороны России

Эпиграф«Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала»

Анекдот такой бродил ... поздней осенью 2022-го, после известных событий. В рамках дискуссии о целесообразности мобилизационной экономики, военного положения, лозунга «всё для фронта – всё для победы!

» Умные люди (к таковым себя не отношу, сразу признаюсь) говорили: до Берлина дойти, по всем признакам – придётся. Но, при этом необходимо сохранить в неприкосновенности популяцию Erinaceus europaeus (Ёж обыкновенный).

Посему назначение Алексея Белоусова предпочту рассматривать именно с таких позиций. И пониманием, что ... текущее состояния нашего противостояния с Мировой Жабой – это очень надолго. Не буду глубокомысленно рассуждать, что отставку Сергей Шойгу как-то умозрительно прикидывал. Хотя после вопиющего эпизода с арестом заместителя министра Иванова с впечатляющим по масштабам казнокрадством, какую-то реакцию государя следовало ожидать.

В его фирменном стиле тасования колоды управленцев высшего уровня, проверенных временем на преданность общему делу. Так и получилось, теперь Сергей Кужугетович (поклон низкий ему за МЧС и стремительное возрождение новой Армии после Сердюкова/Макарова) немного переведёт дух на Совбезе, где будет к месту. Ближе к государю, военно-политическим решениям и внешнеполитическим контактам с нашими друзьями и супостатами.

А что до исключительно гражданского человека Андрея Белоусова на должности главного воеводы Государства Российского, то ему в поле ратиться не ходить. Военными/боевыми действиями занят Генштаб, и очень хорошо, что теперь функционал чётко разграничен. Без домыслов и предположений об уровне компетенций. Министр обороны теперь – в первую очередь аудитор, во-вторую – специфического характера администратор, обязанный встроить 6% ВВП в общую структуру российской экономики, огромные деньги вообще-то. Дабы вся огромная махина средств, промышленности, закупок, экспорта-импорта стали единым целым, работающим в особом режиме.

Андрей Белоусов до мозга костей потомственный экономист из клана так называемых «госплановских» государственников, упорно ставящих в стойло «госбанковских» граждан, обожающих поговорить о либеральной модели экономики. Из его заслуг можно вспомнить блестящие спецоперации по изъятию экспортных сверхприбылей наших уважаемых «флагманов бизнеса», непримиримую борьбу с Кудриным, у которого идеей фикс было накопление бесконечных «резервов» Стабилизационного Фонда. А не запуск в оборот их нефтегазовой составляющей на инфраструктурные проекты отрасли.

Рискну предположить: теперь оставшимся на своих постах министрам «финансово-экономического блока» придётся туго, поскольку голову дурить генералу армии Шойгу ещё можно, но вице-премьеру Андрею Белоусову ... вряд ли. Назначение означает структурную перестройку отрасли ОПК и наращивание военного производства, на что потребуются деньги и ещё раз деньги. С нетривиальными решениями в духе Андрея Рэмовича, заслугой которого безоговорочно признаётся подготовка России к санкционной войне с Западом, затронувшая весь реальный сектор после 2014-го года.

Что ещё очевидно: дела на фронте у России идут нормально, Генштаб полностью справляется, в противном случае перемещение действующего министра обороны и замена его на сугубо гражданского человека выглядела бы не просто странной – невозможной в принципе. Задачи очередного раунда противостояния с Мировой Жабой расширились, Верховный нацелился переиграть наших заклятых партнёров на ещё одном поле. Экономического военного строительства и НИОКР, наведения порядка в часто бесконтрольных тратах на «не имеющее аналогов», но в серию не пошедшее. У некоторых «мальчиков» отберут их любимые игрушки, как пить дать.

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-3

А серьёзным мужчинам в Генштабе дадут всё необходимое и актуальное, очень надеюсь. С напряжением сил не только ВПК, а с привлечением гражданского сектора, где Андрей Белоусов знает все закоулки, кладовки и ФИО порой странных персонажей, тщательно сторонящихся «этой войны». Не хочется каркать, но дела закручиваются лихие, если Верховный своего доверенного по экономике ставит на военное ведомство. С прицелом на строительство новой и более многочисленной армии военного времени, не исключая столкновение с НАТО. Не просто так ведь прозвучали сравнения текущего бюджета со временами СССР. И роли ВПК, как локомотива инноваций, технологий.

Задача задач

Теперь немного истории. И давнему спору, насколько уместен гражданский шпак на посту главы военного ведомства. Хорошо, что есть с чем сравнивать. Как в нашей Богоспасаемой, так и за её пределами. Кто помнит, Верховный уже назначал кризис-менеджером бесконечно далёкого от Армии ... не к ночи помянутого Анатолия Сердюкова. Поставив прямую задачу на личной встрече под камеры: «уделите серьезное внимание экономической и финансовой составляющей». Умным людям стало ясно, что перед возвращением России статуса возрождающейся мировой державы, Верховный хочет провести полный аудит Системы, прежде чем давать огромные деньги.

Тогда ситуация была ... непростой. Не беру состояние войск, главная проблема постоянно фигурировала в публичных отчётах Счётной Палаты, называлась она с лёгкой руки аудиторов «непроходимостью сложившейся системы финансирования ГОЗ», где десятки непонятных и понятных людей формируют гособоронзаказ, имеют право подписи на контрактах и платёжках ... а за конечный результат не отвечают. Мало того, на момент назначения Сердюкова, Минобороны славился сдачей в казначейство под конец года около трети своего бюджета, его просто не могли израсходовать.

А что ещё дышало в ОПК – завышало от квартала к кварталу стоимость продукции, снижая объемы производства. О качестве тех лет помолчу, по сей день тащ офицеры из танкистов и лётчиков вздрагивают. А если говорить серьёзно, практически все программы перевооружения сроком до 2010-го года были сорваны даже по стратегическим ядерным силам. Что говорить о прочих. И вопиющие примеры завышения цен были на слуху, когда за один год стоимость нового танка росла на 30%, а сроки поставок дивизионных комплектов новейших зенитно-ракетных комплексов ... сдвигались на пять лет. У моряков вообще чудеса творились, стратегические ракетоносцы на стапеле давали прирост проектной стоимости (в валюте) в семь-восемь раз.

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-4

Начал товарищ Сердюков лихо и эффективно (не беру дела армейские, то была вотчина нач. Генштаба генерала армии Макарова, он чертям в преисподней своё уже докладывает). Во-первых, взял под личный контроль цены на военную продукцию, повысил статус (до заместителя министра) начальника Службы экономики и финансов Минобороны, выведя на первый уровень подчинения Военно-научный Комитета тыла ВС. С полностью реформированной и реорганизованной Службой военной приемки. Задача была простой: не сорвать реализацию программы перевооружения войск сроком до 2015-го года, что и было доведено уже Сергеем Шойгу без особых усилий.

А уволенного в 2012-ом году Сердюкова с формулировкой «неспособность эффективно управлять имуществом Министерства Обороны» наши западные партнёры назвали «русским Робертом Макнамарой». Тот тоже был гражданским человеком, но вошёл в историю США как самый великий реформатор военного ведомства со времён Линкольна. Ненавидимый Пентагоном до животной дрожи целых семь лет. Но данный министр обороны США 1961–1968 гг. при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне дал шанс Америке выйти на завершающий этап Холодной Войны действительно военной сверхдержавой, а не разорённой до нитки банановой республикой без современных систем вооружения, с «золотыми» танками и самолётами времён 1940-х годов.

Проблемы были следующего порядка: перерасход средств от проекта до серии достигал двузначных показателей, сроки производства «убегали» вправо на пять-семь лет, а сходящая с конвейера техника не соответствовала техническому заданию военных более чем полностью. Зато десятками и сотнями единиц строились «перспективные экспериментальные прототипы», только ВВС могло показать 22 таких бомбардировщика и 33 истребителя. «Не имеющие аналогов», сожравшие миллиарды долларов, абсолютно бесполезные для военных действий и проигрывавшие серийным моделям эпохи мировой и Корейской Войн, которые постоянно приходилось модернизировать.

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-5

Но с началом космической гонки стало понятно, что военное противостояние с СССР приобретает стратегический уровень, именно поэтому Джон Кеннеди наперекор всем политическим элитам – назначает Макнамару министром обороны с невиданными доселе полномочиями и без ограничений по финансированию. Поставив задачу разработки новых видов вооружений.

Несмотря на угрозу коллективной отставки всего Комитета начальников Штабов, президент США урезонил генералов и адмиралов, объяснив суть грядущих реформ. Помимо явного «кнута» (Единая служба оборонных контрактов и Агентство аудита оборонной контрактации) – предложил несколько «пряников» (Разведывательное управление Минобороны и расширение числа НИОКР по «большим вооружениям» с неограниченным бюджетом). И советскими «пятилетками» планирования и финансирования.

Система Роберта Макнамары «планирование – программирование – бюджетирование» (ППБ) была принята уже в 1964-ом англичанами и немцами, а через пару лет ... и Советским Союзом. Под названием «Система программно-целевого планирования вооружения и военной техники» (СПЦП ВВТ).

Собрав для нужд обороноспособности страны новые структуры Госплана, Министерства обороны, ВПК, почти две сотни ранее гражданских НИИ. Сведя общее управление процессом на уровень заместителя министра обороны. Размахнувшись на всю широту советской гигантомании, проект дважды провалили, так и не уловив суть реформ американца, дававшего неограниченное финансирование не под спонтанные проекты, а прошедшие многоуровневую экспертизу от чертёжной доски – до конкретной производственной площадки. Через сито десятков «аудиторов».

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-6

То есть, замысел Макнамары, позволивший США «выстрелить» десятками перспективных проектов вооружений, средств связи, снаряжения, систем управления ... заключался в убеждении, что господа генералы/адмиралы не обладают достаточными компетенциями в организации проектно-производственных процессов. То вотчина гражданских специалистов, имеющих высокие должности в оборонном ведомстве, не боящиеся обилия звёзд на погонах своих визави, поскольку обладают сравнимыми полномочиями.

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-7

Откуда Макнамара набрал подобных уникумов, сломавших на три десятилетия через колено кастовую закрытую Систему военного ведомства? Из так называемых «фабрик мысли» (think tanks), уже в конце 1950-х имеющих прозвание «четвертый вид Вооруженных Сил», поскольку целые агломерации гражданских лабораторий и закрытых университетских факультетов ещё 1956-м образовали некоммерческую исследовательскую организацию, Институт оборонного Анализа. Ставшую научным центром с разветвлённой сеткой из двух сотен «фабрик мысли» самого разного профиля с финансированием от Конгресса и Госдепа. Многие по сей день живы-здоровы и процветают (RAND, Институт оборонного анализа, Институт военно-морского анализа, корпорация Aerospace). Где зарплаты выше, нежели у государственных служащих и кадровых военных. И постоянно дикий конкурс на открытые вакансии.

Что потом случилось с детищем Макнамары – дело десятое, но именно контрактное комплектование НИОКР и тылового менеджмента гражданскими сотрудниками из лучших университетов США позволили создать несколько образцов вооружений (подводные лодки, РСЗО, системы ПВО, средства инструментальной разведки), по сей день пользующихся неизменным спросом во всём мире с глубокими возможностями модернизации. Это заслуга так называемых «птенцов Макнамары», молодых аспирантов и учёных, получивших прозвище «детишки-всезнайки». Ненавидимые в Пентагоне за развязную манеру лезть куда «не положено» без должного трепета перед золотыми погонами генералов и адмиралов. И более высокими окладами.

При Макнамаре (и после него) работа на «фабрики мысли» считалась самой престижной, уже в 1970-х было немыслимо сделать быструю карьеру в прикладной академической науке, корпоративном бизнесе ВПК, политике и разведке без соответствующей отметке в личном формуляре. Являвшемся, помимо прочего – гарантией лояльности США. Более 70 % всех физиков, экономистов и математиков, получивших ученую степень доктора наук – были соискателями на вакансии, открываемые RAND, Гудзоновским Институтом, Институтом военно-морского анализа, Planning Research Corporation и тд.

Выводы очень накороткеЕсли размышляю в нужном направлении, сегодня Россия подошла аккурат к тому рубежу, за которым придётся увязывать (строго по маршалу Василию Соколовскому) современную военную стратегию – с общей технико-экономической, социальной и военно-политической аспектами деятельности государства. Когда происходит снижение исключительно «военных функций стратегии», а возрастает роль гражданских специалистов. Превосходящих военных людей в вопросах разработки и применения технологий, инструментов финансирования и расходования средств. Более вдумчиво подходящих к расчётам, исходя из широкого кругозора реальных и потенциальных возможностей всей страны, её врагов.

Медаль имеет оборотную сторону, поскольку возникает конфликт интересов. Со временем «детишек-всезнаек» Макнамары генералитет Пентагона таки сожрал на излёте 1980-х, либо коррумпировал. Уж очень не нравились «лампасным» научно обоснованные оценки военного потенциала и стратегии СССР, слишком скромные предложения по модернизации, мобилизации и расширению американского ВПК они выдвигали. Генералом нужно много всего и желательно сразу. Забить склады под завязку и требовать-требовать-требовать.

Эпиграф: «Если Набиуллина была министром обороны, а Шойгу председателем ЦБ, то мы бы уже последнего ежа доедали, зато армия Берлин штурмовала» Анекдот такой бродил ...-8

Поскольку «противник силён и страшен», якобы больше производит. На деле всё не так, что показали потом рассекреченные данные участников Холодной Войны. Врали генералы своему начальству самозабвенно по обе стороны баррикад. Шипя на «яйцеголовых» шпаков, говорящих обратное.

Вот почему в СССР не пошла на лад «Система программно-целевого планирования вооружения и военной техники», учёные и академики не получили тех полномочий, которые имели «фабрики мысли» Макнамары, а прямо подчинялись военным. Военно-экономические отделы разбегались кто куда, а влиятельные академические круги регулярно выносили на Совет министров вопиющие примеры поползновений на их деятельность. В итоге Генштаб своего добился, полностью устранив конкуренцию собственным выводам и оценкам. Обороноспособности Советского Союза и НАТО. Ошибившись «сильно вправо» в части США, что стоило нашей стране огромных дополнительных и совершенно ненужных расходов.

В любом случае ... перед нами самое неожиданное кадровое решение Верховного со времён назначения премьер-министром незаметного «технократа» Мишустина. С понятным теперь подтекстом: министерство обороны России является в первую очередь элементом «военной экономики» нашей страны в надвигающемся шторме мировой политической турбулентности. Андрею Белоусову придётся повторить своё «экономическое чудо», в очень специфических и герметичных контурах ВПК нарастить производство, без коррупционных схем и срывов поставок – доставить произведённое в войска с максимальной скоростью, надлежащим качеством.

В дискуссии, понижение или повышение получил Сергей Кужугетович – принципиально не намерен ввязываться. И насколько справится с новым фронтом работ Андрей Рэмович. Логика назначения понятна, осталось внимательно наблюдать за реальными делами и первыми решениями. Терпения новому министру обороны, других пожеланий у автора пока нет ...

Картина дня

наверх