РОССИЯ ЖИВЕТ И ЖИТЬ БУДЕТ!

 Читаю материалы в газетах и интернете
 – Россия в кольце врагов! Страна гибнет!
Скоро Святая Русь исчезнет с лица Земли…
И сердце сжимается от боли за любимую Родину…

Но потом вот приходит мысль-озарение – 
те же факты можно и совсем по-другому понять-интерпретировать! 
В России около 150 млн населения – меньше, чем в Бангладеш,
США, не говоря уж о Китае, Индии и др.
Огромнейшие просторы- самая большая площадь территории,
40% всех природных богатств – лесов, полезных ископаемых и т.д.
Враги ВСЕГДА страстно желали, чтоб Русь исчезла, русичи вымерли, 
А все богатства ее поделить!

..

А вот стоит Россия – и не вымирает!..
 Сколько бед перенесено, сколько войн и социальных катаклизмов прошло-
А как была Россия великой державой – так и остается.
Несмотря на всех внешних и особенно внутренних врагов!
Как бы так называемые «правители» не пытались вредить своей же стране-
А она не только выживает, но впредь жить - поживать будет!
Непросто Россию сгубить, ох, непросто!
И никому не посоветую этим заниматься – беды накликает на свою голову!
Так вот и получается – по фактам, - что Богом хранима Русь!
Важная она Небесному Отцу, и не допустит Он, чтоб сгинула Родина наша!
Иначе не было бы ее уже очень давно… 

АНДРЕЙ СУВОРОВ АНДРЕЙ СУВОРОВ 56 9 окт, 18:19
Ключевые слова: РОССИЯ

не могу добовить видео

 http://video.mail.ru/mail/morozova-post/4590?page=1 один из пяти фильмов

КОРНЕЕВ СЕРГЕЙ КОРНЕЕВ СЕРГЕЙ 77 7 окт, 19:09
Ключевые слова: праязык

Изольда Агацуи | Le Temps - Андрей Солдатов: "ФСБ опаснее КГБ"

После десяти лет расследования журналисты Андрей Солдатов и Ирина Бороган выпустили книгу о ФСБ "Новое дворянство". В интервью Le Temps Андрей Солдатов рассказывает о закулисной стороне этого долгого расследования.

Солдатов отметил, что между КГБ и ФСБ есть что-то общее, "но, каким бы могущественным ни был КГБ, он, по крайней мере, отчитывался перед КПСС". "Когда в 1991 году советская система рухнула, Борис Ельцин создал несколько служб, которые должны были контролировать друг друга, в том числе в 1995 году - ФСБ. Однако Путин, сделав ФСБ главной спецслужбой России и присоединив к ней некоторых бывших конкурентов, разрушил систему взаимного контроля. Сегодня ФСБ - крупнейшая разведслужба, пользующаяся неограниченной свободой: она не отчитывается ни перед партией, ни перед другими разведывательными агентствами, ни перед парламентом, ни перед общественным мнением, и едва отчитывается перед Кремлем из-за отсутствия соответствующих механизмов. Она стала абсолютно непрозрачной и непроницаемой структурой. Другое существенное отличие заключается в том, что в советскую эпоху в России практически не было террористов, тогда как ФСБ вынуждена отвечать на новые вызовы. Она использует очень жестокие методы - похищения, убийства, - неприемлемые в правовом государстве", - подчеркнул Солдатов. Он признал, что сведения о бюджете ФСБ и количестве ее сотрудников - государственная тайна и никакой достоверной информации об этом нет.

Солдатов отметил, что ФСБ "изменила политическую культуру в России": "Государство стало более подозрительным. Если вы задаете вопрос чиновнику, то он, вместо того чтобы ответить, станет искать, что за этим стоит и не работаете ли вы на иностранные державы. Это препятствует любой общественной дискуссии", - сказал он. Определение экстремизма стало настолько широким и двусмысленным, что "превентивные меры" принимаются даже тогда, когда нет никакого преступления. В основном жертвами наказания за намерения становятся деятели профсоюзов, некоторые религиозные организации, блоггеры, молодежные движения, которые могут организовать уличные манифестации.

Андрей Солдатов отметил поразительный факт: Православная церковь, в советские времена подвергавшаяся гонениям со стороны КГБ, сегодня очень близка со шпионами. "Это объясняется схожестью идеи уникальности России, концепции "Москва - третий Рим" с представлением о том, что Россия окружена врагами", - полагает Солдатов.

Журналист также рассказал, что "Кремль поддерживает очень тесные связи с бывшими среднеазиатскими республиками СССР, опасаясь, что США воспользуются своим присутствием в Афганистане для распространения своего влияния на весь регион". Если в 1990-е годы Россия служила убежищем для политических противников авторитарных режимов Средней Азии, то сегодня они стали разменной монетой, так как Россия хочет получить назад своих диссидентов.

В своей книге Солдатов пишет о том, что ФСБ способна совершать политические убийства за рубежом. "В 2006 году парламент разрешил ФСБ проводить спецоперации за границей, но первый подобный случай датируется уже 2004 годом: это убийство чеченского командира Яндарбиева в Катаре. Это убийство было одобрено Кремлем и, надо признать, общественным мнением, расценившим его как доказательство нашей силы. После этого трое чеченцев были убиты в Стамбуле, один в Абхазии и двое в Азербайджане", - приводит слова Солдатова издание.

Источник: Le Temps
Zviad Devdariani Zviad Devdariani 341 6 окт, 21:03
 

ОНИ ПРАВЯТ НАМИ...

і

ВОТ НЕСКОЛЬКО ПОРТРЕТОВ ТЕХ, КТО ЯВЛЯЕТСЯ ПОДЛИННЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ. ТЕХ, КТО НАЗНАЧАЕТ ВСЕХ ЭТИХ ОБАМ, МЕДВЕДЕВЫХ С ПУТИНЫМИ, САРКОЗИ И ИЖЕ С НИМИ. ОНИ ПРАВЯТ НАМИ.

МНЕ КАЖЕТСЯ, ЭТИ ЛИЦА СТОЛЬ КРАСНОРЕЧИВЫ, ЧТО И ОСОБЕННЫХ КОММЕНТАРИЕВ НЕ ТРЕБУЮТ. А ВЫ КАК СЧИТАЕТЕ?

ЯрилоЯрило39
9 октября, 18:28

Ассасины. Крепости, самопожертвования и политические убийства

Тимур Шерзад

 

Ассасины. Крепости, самопожертвования и политические убийства

Этот феномен средневекового мусульманского мира хорошо известен в Европе. Они пришлись ко двору ко времени расцвета ориентализма в XIX веке. Обросли многочисленными легендами. Стали объектами масс-культуры в XX и XXI веках. Одно из их названий перекочевало в английский как имя нарицательное и обозначает там политического убийцу. Именно об этой примечательной секте и пойдет наш сегодняшний разговор.




Истоки


История ислама – это перечень расколов, больших и не очень.
Все началось в 632 году, когда умер Мухаммед – мусульманский пророк и основатель этой религии. У вдохновленных и объединенных усопшим арабов основные завоевания и успехи были еще впереди. Но вначале им требовалось преодолеть первое серьезное испытание – дележ наследства.

Сразу же начались выборы халифа, который возглавил бы всех мусульман, и продолжил экспансию. Не без интриг, ругани и давления, в этом процессе победило племя курайшитов – первые 4 халифа были как раз из их числа. Дела последнего из них – Али ибн Абу Талиба – шли не очень хорошо. Многочисленные бунты и гражданские войны его доконали – в 661 году Талиб был свергнут Муавией ибн Абу Суфьяном, военачальником, незадолго до того завоевавшим византийскую Сирию.

Муавия возглавил Халифат, основав династию Омейядов. С этого началось глубочайшее и древнейшее противостояние исламского мира – борьба шиитов и суннитов. Если первые яростно ненавидели убийц Талиба, то вторые показали себя политическими реалистами, и сочли за благо примкнуть к победителям.

Краеугольным камнем шиитской идентичности была уверенность, что Мухаммед назначил своим преемником именно Талиба – даже не трех первых халифов. Сунниты, разумеется, считали иначе: халифом может быть не обязательно родственник Мухаммеда или Талиба. Обе стороны ссылались на хадисы – записанные высказывания Мухаммеда. И те, и те понимали и трактовали их по-своему – что давало возможность оформить базу для раскола на века и тысячелетия.

Дальше расколы продолжались во всех направлениях, но нас интересуют именно шииты. В VIII веке они наступили на те же грабли – не смогли урегулировать вопрос о наследстве. В ходе очередной свары обошли законного претендента на наследование звания шиитского имама – Исмаила. Тот, разумеется, стал центром притяжения для группы недовольных. А через несколько лет умер при загадочных обстоятельствах.

Многим шиитам все это живо напомнило историю с убийством Талиба. От шиитов откололась новая группа, назвавшаяся исмаилитами – в честь то ли убитого, то ли самостоятельно умершего Исмаила. Но и это был не конец – в конце XI века исмаилиты вдрызг разругались между собой – причиной стали… да, вы угадали, вопросы наследования. После гражданской войны исмаилиты раскололись на последователей аль-Мустали (мусталитов) и последователей Низара – низаритов. Последние и есть знакомые нам ассасины.

Ассасины: начало


Первые годы государства низаритов безоблачными назвать было сложно. Персидская община, возглавляемая Хасаном ибн Саббахом, подвергалась гонениям со стороны суннитов-сельджукидов. Требовалась надежная база – центр операций, который нельзя будет взять без серьезного напряжения сил.

Им стал Аламут – сильная горная крепость на территории сегодняшнего Ирана. Выгодное расположение на утесе, отличная наблюдаемость всех подходов к твердыне. Огромные склады с провизией, глубокое водохранилище – это было не единственное, за что полюбился Аламут ибн Саббаху. Возможно, даже важнее было население вокруг крепости – это были, в большинстве своем, исмаилиты.

Внутри Аламута находился сельджукский наместник, но не простой, а склонявшийся к исмаилизму. Словом, идеальный объект для воздействия. Ибн Саббах мог только благодарить Аллаха за такой подарок – в 1090 году наместник сдал крепость за взятку в 3000 динаров.

Это, впрочем, было только начало – получив базу, низариты тут же принялись захватывать окрестные поселения. И, самое главное, любые мало-мальски пригодные крепости. Этого им, кстати, показалось мало, и ассасины принялись активно возводить свои. Хасан понимал, что рано или поздно сельджуки разберутся с текущими делами, и займутся им всерьез. Занятие же каждой крепости в сложных горных условиях усложняло задачу его разгрома.

Стратегия выживания


Ибн Саббаха волновало выживание общины. Шансов победить сельджуков в прямом столкновении у него не было. Если враг соберется с силами (что в Средневековье, правда, могло занимать довольно много времени), низаритов сомнут. Поэтому Хасан пошел по другому пути.

Во-первых, он основал учение «Дават-и-джадит» — «призыв к новой вере». Он использовал как шиитскую ненависть к суннитам, так и не до конца растворенную арабами персидскую идентичность. Сельджуков – чужаков и последователей неверного течения ислама – надо было вышвырнуть из Ирана. И, благодаря проповедникам ибн Саббаха, эту мысль поддерживал каждый житель контролируемых низаритами земель.

На этой базе набирались фанатичные добровольцы. Их называли «фидаями» – то есть «жертвующими». Правильно обрабатываемые проповедниками ибн Саббаха, они были готовы наносить самоубийственные удары. Готовность погибнуть во имя правого дела расширяла спектр тактических возможностей – фидаям не требовалось продумывать отход, что упрощало организацию атак.

Мало того, согласно концепции ибн Саббаха, отход только вредил. Его логика была проста: «Мы окопались в горном регионе. Сковырнуть нас с ходу не получится, поэтому противнику понадобятся значительные силы. Их надо будет собрать и обеспечить припасами для долгих осад. Все это займет время. И мы им воспользуемся».

А дальше особенности Средневековья диктовали ибн Саббаху отличный выход. В отличие от современных регулярных армий, в феодальной реальности XI века гораздо более многое зависело не только от умений командного состава, но и от авторитета. И систематическое устранение командиров наносило армии гораздо больший урон, чем сегодня.

Не менее важным было убивать демонстративно – средь бела дня, при крупном скоплении народа, невзирая на охрану. Сам факт того, что ассасина мало волновала собственная жизнь, вкупе с тем, что такие убийства происходили регулярно, был серьезным психологическим ударом. И даже обстоятельно подготовленные кампании против низаритов или теряли в ударной мощи, или не начинались вовсе.


Хассан ибн Саббах


Уже в 1092 году ибн Саббах проверил свои выкладки на практике. Тогда сельджуки устроили крупный поход и осадили Аламут. Что стоило жизни султанскому визирю, а также двум его сыновьям, попытавшимся отомстить. Через месяц внезапной смертью умер сельджукский султан. Если это и было убийство, то точно не в стиле низаритов – те предпочитали демонстративный подход. Результатом, в любом случае, стала гражданская война в стане сельджуков, и от секты ибн Саббаха отстали.

Но многие приписывали смерть султана низаритам. Что только шло им на пользу – ведь страх всегда можно превратить в оружие. Убийства средь бела дня продолжались. Авторитет ассасинов возрос, и вскоре за их деятельность стали принимать вообще любое политическое убийство в регионе. Что резко убавляло у любого «сильного человека» желания вообще лезть в это осиное гнездо.

Мнимые наркоманы


Европа узнала об ассасинах из рассказов путешественников. Её мало интересовали сложные взаимные претензии внутри мусульманского мира. Зато романтизированный образ низаритов заходил «на ура».

Особенно популярна была история про «старца горы», который набирал молодых людей в свой орден и якобы использовал гашиш, чтобы показать неофитам «ворота в рай». Те верили и были готовы наносить самоубийственные удары тем, на кого покажет «старец горы». Образованное от «гашиша» слово «хашшишин» трансформировалось в европейское «ассасин».

Все это, конечно, не так – регулярное употребление гашиша сделало бы из члена секты жалкого наркомана, а не холодно выжидающего удобного момента убийцу. Нет ничего о наркотиках ни в исмаилитских источниках, ни у их врагов-суннитов. Хотя само слово «хашшишин» раньше всего встречается именно там.

При этом сами сельджуки отлично понимали, что шиитам с их традицией мученичества, восходящей еще ко временам Талиба, не нужен гашиш, чтобы массово жертвовать собой. Вероятно, отсылка к этому наркотику была метафорой, обозначающей «изгоя общества», которыми старались представить низаритов сунниты, а не буквальных наркоманов. А европейцам все эти тонкости были не так важны, как еще один красивый миф в копилку ориентализма.


Монголы штурмуют Аламут


Финал


Государство низаритов просуществовало более двух сотен лет. Для исмаилитской общины среди бурного океана недружественных сил это не просто много, а очень много. Сгубило ассасинов нечто совершенно ультимативное – то, чему не могли противостоять и куда более могущественные силы. Этим роком судьбы стали монголы, уничтожившие государство низаритов в середине XIII столетия. Это нашествие сильно изменило регион. Ассасины сумели сохраниться как религиозная группа, но места для нового государства по образцу ибн Саббаха в этом регионе уже не было.

Штурмовые группы Второго рейха

Позиционный кошмар Первой мировой известен всем. Бесчисленные линии траншей, колючая проволока, пулеметы и артиллерия – все это в совокупности с возможностью обороняющихся быстро перебрасывать подкрепления зацементировало войну намертво. Сотни тысяч трупов, десятки миллионов снарядов, напряжение сил в тылу – ничто не могло сдвинуть линию Западного фронта ни в ту, ни в другую сторону. Каждая сторона пыталась найти свое решение. И немцы исключением не были.




Родовые пятна прошлого


В плане тактики действий пехоты германская армия 1914 года во многом оставалась продуктом прошедшей эпохи. Преобладала философия победоносной Франко-прусской войны 1870-71 годов – плотные ряды солдат под присмотром унтер-офицеров двигаются вперед, сохраняя строй для «тевтонской ярости» – сильной штыковой атаки, решающей исход боя.

Эту ситуацию консервировал и сословный фактор – армия, как социальный институт, обращала самое пристальное внимание на происхождение кандидата в офицеры. Традиционная офицерская каста стремилась сохранить сама себя, поэтому довоенная армия скорее была готова терпеть нехватку младшего командного состава, нежели принимать на эти должности «кого попало». В результате один-единственный лейтенант был вынужден командовать пехотным взводом в 80 человек.

Конечно, у него имелись унтер-офицеры. Но и они выполняли обязанности, предписанные «аристократическим» видением. «Унтера» не должны были вести солдат в атаку, командовать – напротив, они шли позади развернутых для атаки линий. Все для того, чтобы ловить и возвращать в строй дезертиров. Все по канонам отношения к солдату, как к крестьянскому рекруту, а не гражданину из эпохи развитых городов и политических наций.

Все это лишний раз подталкивало германскую армию к тактике плотных штыковых атак – так бы все солдаты были «под присмотром». Построение, призванное удержать от дезертирства основную массу, распространялось и на самых лучших – императорскую гвардию. Мало того, оно было предметом их гордости, традицией, передававшейся через солдатские поколения. Но, когда эта доблестная традиция скрещивалась с большой индустриальной войной, с миром пулеметов, артиллерии и магазинных винтовок, итог получался печальным.


Типичная схема атаки в германской армии начала войны


Взять хотя бы известную атаку 2-й гвардейской пехотной дивизии под Ипром в ноябре 1914 года. Молодцеватые гвардейцы храбро шли под пули сомкнутыми рядами. Их было настолько много, что, даже несмотря на страшный огонь, немцам удалось овладеть первой траншеей противника. Но только к тому времени их осталось настолько мало, что противник отбил окопы первой же контратакой.

Надо что-то делать


Подобные истории в первый год войны происходили не только с гвардейцами. Немцам стало ясно – от плотного строя надо отходить. Как и от штыковой атаки – в зигзагообразных траншеях со штыком, в любом случае, не развернешься. К счастью для них, задел для этого имелся – его корни лежали в федеративном устройстве Германской империи.

Германские земли, на протяжении всей своей истории, были тем еще лоскутным одеялом. Участвовавший в Первой мировой Второй рейх собрался из этого одеяла не так давно – менее чем за полвека до войны. Следствием этого была автономия некоторых земель (например, Баварии) и довольно децентрализованная армейская структура. Например, в мирное время каждый полк был достаточно автономен, а его командир имел довольно широкие полномочия и серьезную свободу в вопросах обучения своих солдат. И мог практиковать хоть рассыпной строй, хоть плотные штыковые атаки. Многие, конечно, по инерции выбирали второе. Но на них свет клином не сходился.

Но сам по себе рассыпной строй лишь несколько уменьшал потери. Это было лишь начало, но важное – огромные потери от «старомодной, аристократической» тактики заставили офицеров больше доверять солдатам. Теперь не предполагалось, что бойцы, чуть что, автоматически разбегутся. И унтер-офицеров, наряду с наиболее решительными солдатами, стало можно использовать для чего-то большего, нежели просто поиска и удержания трусов.

Одним из первых инноваторов был капитан Вильгельм Рор. Он догадался наделить правом непосредственного командования на поле боя самых решительных и смелых бойцов. Это позволило разделить огромные неповоротливые взводы на небольшие группы по 3-10 человек. Каждой из них назначалась своя тактическая задача.


Самым эффективным оружием в окопном бою были гранаты. Чем больше получалось взять их в атаку, тем лучше. Поэтому лучшим другом штурмовика были специальные гранатные сумки


Философия штурмовых групп была, на первый взгляд, парадоксальна. Вместо предписанной азами военного дела концентрации сил, они дробились. Но именно это позволяло максимально быстро преодолеть «ничейную землю».

Мало того, крупное соединение двигалось предсказуемо даже в рассыпном строю. Оно имело четко читаемый фронт, фланги, и так далее. Как большая группа людей, оно бы двигалось не очень быстро. По нему можно было сосредоточить огонь всего обороняющего траншею подразделения, включая средства усиления вроде станковых пулеметов. А в случае с большим количеством небольших групп, параллельно, без связи друг с другом, прорывающихся к своим конкретным целям, все принимало другой оборот. Уделить равное внимание всем им сразу с точки зрения осознанного управления огнем почти невозможно.

И если такие группы действуют достаточно быстро и решительно, у них есть хорошие шансы на успешную атаку с небольшими потерями. Ведь, управляемый «по старинке» противник, доля личной инициативы у которого неизбежно меньше, просто не успеет предпринять что-то вразумительное.

Чудо-оружие


Штурмовой батальон Рора активно тренировался – в тылу строился макет конкретной позиции, которую предстояло штурмовать, и действия отрабатывались до мелочей. Первая серьезная проверка этих тренировок, да и вообще, новой тактики, состоялась в январе 1916-го – французская позиция была занята быстро и с минимальными потерями.

В следующем месяце началась битва за Верден. К этому времени успех Рора успел впечатлить и другие части. Его тактике подражали другие батальоны, где создавались собственные штурмовые подразделения. А в сентябре 1916 года слава штурмовиков дошла до самого генерала Людендорфа.

Он понимал, что война зашла куда-то не туда – быстрой победы по плану Шлиффена не вышло. В длительном противостоянии у Центральных держав шансов не было – уж больно неравноценны потенциалы. Оставалось только искать некое «чудо-оружие», которое изменит баланс сил. И новая штурмовая тактика казалась вполне перспективным вариантом.

Темпы переподготовки армии под «штурмовые» стандарты росли. Если к началу 1917-го речь шла о 15 штурмовых батальонах, то к следующему году немцы стали вводить в строй целые ударные дивизии. В перспективе планировалось, что «штурмовой» станет целая четверть германской армии. В эти подразделения соберут самых молодых, горячих, полных энтузиазма и желания изменить ход войны солдат. И, тренируемые в соответствии с новой ударной тактикой, они прорвут, наконец, застывший фронт, и переведут войну обратно в маневренное русло.

Что пошло не так


К марту 1918 года германский тыл находился на последнем издыхании, и командование это отлично понимало. Последним шансом если не на победу, то хотя бы на ничью в войне было успешное наступление. Ставка в нем делалась, как раз, на штурмовиков.

Задача стояла непростая – прорвать 8-километровую толщу неприятельской обороны. Невыполнимо, на первый взгляд. Но штурмовики справились. Впрочем, основные проблемы начались позже.

Атакующие немцы пробили брешь шириной 80 километров. Случись это 20 лет спустя, в нее тут же были бы направлены танки, моторизованные пехотные дивизии, поддержанные «Штуками». А также орда вспомогательной техники, от резво таскающих тяжелые орудия 18-тонных тягачей до грузовиков с боеприпасами и топливом.


Образ мотивированного, активного и желающего изменить исход войны штурмовика пришелся ко двору в Третьем рейхе. Один из самых известных примеров — фильм «Stoßtrupp 1917», снятый в 1934 году


Но это был 1918 год, и до создания в Германии инфраструктуры блицкрига было еще далеко. Рассчитанные на яростное, но короткое напряжение силы, построенные по образцам штурмовых батальонов, дивизии быстро выдохлись. Они не могли двигаться вперед со скоростью маневренных подразделений Второй мировой, и противник успел выстроить новую линию обороны, пусть и не такую прочную. Но и штурмовики были уже далеко не «свежи». 6 дней они пытались безуспешно прорвать и её, но без видимого результата.

Наступление провалилось. Война фактически была проиграна. Штурмовые батальоны оказали серьезное влияние на развитие пехотной тактики, но не спасли Германию. Униженная Версальским договором, но не раздавленная, она вернется через 20 лет. Сменив методы штурмовиков Рора на нечто ещё более прорывное.

«Старшие братья»: 127-мм и 155-мм боеприпасы потенциального противника

Евгений Федоров

 

«Старшие братья»: 127-мм и 155-мм боеприпасы потенциального противника


Снаряд M982 Excalibur


Сухопутные и морские Excalibur


Военные конфликты последних десятилетий показали необходимость в системах высокоточного оружия, способного наносить кинжальные удары по точечным объектам. Особенно это становится актуальным в связи с широким распространением коммуникационных средств. В XX веке можно было ради уничтожения группы боевиков несколькими массированными ударами стереть с лица целое поселение, как это делали, к примеру, во Вьетнаме.
Сейчас такой фокус вряд ли пройдет: насыщенность средствами видео- и фотофиксации настолько высока, что уже через пару часов весь мир будет знать о подобных фактах. Поэтому высокоточное оружие становится одним из способов не потерять лицо перед мировой общественностью.

Кроме этого, управляемые снаряды позволяют очень оперативно реагировать на внезапные угрозы: GPS-наведение позволяет отказаться от корректировщика огня, а также быстро перевести огонь даже без изменения углов наведения орудия.

К сожалению, в России, несмотря на наличие снарядов «Сантиметр», «Китолов» и «Краснополь», наблюдается значительное отставание в области разработки дальнобойных высокоточных артиллерийских снарядов большого калибра. Основным сдерживающим фактором является отсутствие отечественной бортовой виброудароустойчивой аппаратуры спутниковой навигации.


Гаубица М777. Одно из орудий, способных вести огонь Excalibur

Одним из самых известных образцов иностранных артиллерийских управляемых снарядов малого рассеивания является американский Excalibur (и его многочисленные модификации). О нем первый заместитель управляющего директора Тульского конструкторского бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова Н. И. Хохлов, отвечая на вопрос журналистов о вызывающих уважением иностранных аналогах, сказал:

«Самый продвинутый снаряд, наверное, Excalibur».

Впервые наиболее успешно управляемые снаряды американцы применили в 2007 году в Ираке в ходе операции «Остриё стрелы», когда отработали по врагу сразу 70 боеприпасами. Круговое вероятное отклонение в 92% случаев не превысило 4 метра. В 2012 году в Афганистане морские пехотинцы с передовой оперативной базы Zeebrugge в посёлке Каджаки из гаубицы М777 ударили по группе талибов, находящихся на удалении в рекордные 36 км. Собственно, эти успехи и побудили Пентагон увеличить закупки «умных» снарядов – в общей сложности американцы выстрелили такими Excalibur уже более 1400 раз. Первое время каждый снаряд Министерство обороны покупало за неимоверные 100-150 тыс. долларов при себестоимости всего в 40 тыс. Здесь нет коррупционной составляющей, просто разработчики из Ratheon и Bofors потратили порядка миллиарда на создание снаряда и хотели побыстрее отбить деньги. Один из вариантов Excalibur под индексом 1b является базовым вариантом по созданию 127-мм управляемого снаряда Excalibur N5 (Naval 5-inch) для морских 5-дюймовых артиллерийских орудий армий стран НАТО.


Excalibur N5

70% всей начинки «морского Excalibur» унифицировано с вариантом 1b. Excalibur N5 может выстреливаться как из 5-дюймовых пушек компании BAE Systems, так и из 127-мм систем итальянской компании OTO Melara. Впервые 127-мм снаряд Excalibur был продемонстрирован на выставке Euronaval-2014 в Париже. Excalibur N5 имеет три режима подрыва: неконтактный (воздушный), контактный, контактный с задержкой подрыва для проникновения за преграды, в том числе в бункеры.


Испытания Excalibur N5. Обратите внимание, что для усиления поражающего эффекта снаряд падает на цель практически отвесно

Старший менеджер по коммерческому развитию проекта Excalibur Пол Дэниэлс (Paul Daniels) объяснил ситуацию с наведением боеприпаса на движущиеся цели:

«Современные системы управления артиллерийским огнем военно-морских судов имеют возможность учитывать определяемую с помощью радиолокаторов скорость и направление движения судна-цели и рассчитать предполагаемую точку встречи снаряда с ним. Таким образом, снаряд, управляемый с помощью системы GPS, имеет базовую возможность перехватывать движущиеся суда, особенно больших размеров, которые не могут быстро менять курс и маневрировать».

Кроме этого, дрон-вертолет MQ-8B Fire Scout, который сейчас используется в ВМС США может выполнять роль лазерного целеуказателя для 127-мм Excalibur на движущуюся цель.

Однако высокая стоимость каждого выстрела снарядами такого типа заставляет искать новые варианты повышения точности ведения артиллерийского огня – не всегда можно найти достойную цель для снаряда ценой в элитный автомобиль.

Подсчитали – прослезились


Одним из приемов повышения точности стали боеприпасы с системой коррекции траектории полета. Например, можно в нужный момент увеличить аэродинамическое сопротивление снаряда или мины, тем самым «подправив» его полет в нужное направление. Одним из самых бюджетных вариантов стали устройства с тормозными щитками от французской Nexter для 155-мм снарядов SPACIDO. Корректировка полета осуществляется с помощью артиллерийской радиобаллистической станции и позволяет на дальности 15-18 км уменьшить круговое вероятное отклонение в несколько раз. Работа таких устройств коррекции заключается в следующем: снаряд летит по баллистической траектории с прогнозируемым перелетом по отношению к цели, артиллерийская радиобаллистическая станция измеряет начальную скорость снаряда и ее изменение на траектории во время полета снаряда; далее информация обрабатывается баллистическим вычислителем, который транслирует на снаряд требуемое время раскрытия тормозных устройств. Система апробирована и готова к серийному производству.


Система коррекции траектории с тормозными щитками: а – SPACIDO; б – ECF; 1 – тормозное устройство; 2 – радиоприемный блок; 3 – устройство взведения

По подсчетам производителя, стоимость одного выстрела с корректором SPACIDO поднимается до 7,8 тыс. долларов. Аналогичной разработкой (пока в стадии прототипа) является система ECF для 155-мм снарядов от британской BAE Systems и шведской VCSM, отличающаяся от французской идеи принципом наведения по GPS. Стоимость такого выстрела составляет 9 тыс. долларов, а круговое вероятное отклонение составляет порядка 25 метров.

Вторым приемом повышения точности стандартных артиллерийский боеприпасов стали системы коррекции траектории с жестким креплением рулей, получающим команды от GPS. Принцип реализован, в частности, в устройстве XM1156 от фирмы ATK для 155-мм снарядов M107, М549А1 и М795. Круговое вероятное отклонение таких корректируемых осколочно-фугасных снарядов не превышает 50 метров при любой дальности. Перед пуском координаты цели и траектория полета программируются и передаются в бортовые системы с помощью переносного программатора. После выхода снаряда из ствола активизируется батарея электропитания и приемник системы GPS сразу начинает принимать спутниковые сигналы. В течение первой секунды полета происходит раскрутка снаряда по крену, а также определение его координат. Далее, в случае отклонения снаряда от расчетной траектории, на основании постоянно обновляемых навигационных данных электронная аппаратура носового блока наведения рассчитывает поправки коррекции траектории для блока рулей управления.


ХМ1156: 1 – система GPS; 2 – рулевой механизм; 3 – подшипниковый узел развязки; 4 – индукционное кольцо; 5 – устройство взведения

Под воздействием набегающего потока воздуха в полете кольцо с жестко закрепленными рулями управления свободно вращается в направлении, противоположном вращению снаряда. Частота вращения кольца меньше частоты вращения снаряда. Установленные под разными углами рули при вращении кольца за полный оборот создают одинаковые возмущающие воздействия на всех направлениях, перпендикулярных продольной оси снаряда, и не оказывают влияния на баллистическую траекторию полета. В расчетный момент устройство стопорения останавливает вращение кольца при нахождении рулей под определенным углом по крену, что обеспечивает корректировку траектории в нужном направлении. Далее, после разблокировки кольца вновь начинается его свободное вращение, противоположное вращению снаряда, до следующего момента, когда необходимо будет скорректировать траекторию. Естественно, что такой вариант хоть и является менее точным, но позволяет, по сравнению с Excalibur, экономить около 85 тыс. долларов на каждый выстрел. Но и это еще не все. В Израиле и ЮАР считают, что упоминаемые выше системы неудовлетворительно справляются с бешеным вращением снаряда порядка 250-300 об/мин, что негативном сказывается на точности коррекции. И действительно, Excalibur для нормальной работы в полете вообще не вращается, хотя используется в нарезном оружии. В конструкции предусмотрен обтюратор в виде подшипника скольжения, который при движении по нарезам ствола практически не передает момент вращения снаряду. Именно поэтому израильская фирма BAE Systems Rokar International Ltd создала сложный узел коррекции полета на основе четырех аэродинамических рулей. Узел достаточно хитрый: два руля отвечают за вращение узла коррекции в направлении, противоположном вращению снаряда, а два корректируют направление полета. Такая «автономность» во вращении возможна за счет узла развязки с основной часть снаряда. Системе, основанной на GPS, дали имя Silver Bullet, и она позволяет уменьшить круговое вероятное отклонение на дальности 20 км до 5-7 метров, однако и стоимость каждого выстрела составляет немалые 20 тыс. долларов. Вот уж поистине «серебряные снаряды». Южноафриканская фирма Denel создала аналогичную «умную» насадку на 155-мм снаряд, но итоговая стоимость выстрела еще больше – 25 тыс. долларов.

А теперь давайте познакомимся с подсчетами затрат вышеуказанных 155-мм боеприпасов на уничтожение гипотетической установки РСЗО. Материалы по этой теме приведены в одном из выпусков издания «Известия ТулГУ. Технические науки» за 2019 год. Так вот, если РСЗО располагается на удалении в 8 км, то для его гарантированного поражения снарядов с тормозными щитками SPACIDO потребуется около 45 штук, в то время как управляемых Excalibur Block 1b нужно всего 8 экземпляров. Сейчас в разработке находится перспективный Excalibur Block S с лазерной полуактивной головкой самонаведения, который, как ожидается, сможет поразить такую цель в среднем 1,2 снаряда. Примечательно, что ключевыми преимуществами систем XM1156 и Silver Bullet является независимость расхода боеприпасов от дальности цели. Если РСЗО располагается на удалении от 8 до 25 км, то XM1156 потребуется 65-67 снарядов, а Silver Bullet — 8-9. При этом «Серебряные пули» по эффективности фактически сравнялись с Excalibur Block 1b (при том, что в 5 раз дешевле): у израильских снарядов аналогичный расход на указанных дальностях до цели. Плюсом всех Excalibur является увеличенная до 48 км дальность стрельбы за счет донного газогенератора. Кстати, тормозные щитки SPACIDO на 155-мм снарядах не особенно эффективны на дальностях 15-25 км – в этом случае требуется на уничтожение РСЗО от 65 до 173 снарядов. То есть теоретически на ликвидацию системы залпового огня может потребоваться миллион долларов и более. Это, конечно, если не учитывать, что артиллерийские позиции, ведущие такой интенсивный огонь, будут обнаружены контрбатарейными системами и уничтожены.

ЗИЛ-157: эпоха расцвета и стагнации


ЗИЛ-4311 — слегка облагороженный "Захар"


Годы застоя


Фактически вся производственная жизнь «Захара» делилась на три периода: первый — с 1958 по 1961 год, второй продолжился до 1978 года, третий, заключительный, — до 1992 года.

В первозданном виде это была машина, способная на грунтовке брать на борт до 2,5 тонны груза, при этом на дорогах с твердым покрытием этот показатель увеличивался до 4,5 тонны. «Колун» был способен также тащить за собой прицеп массой до 3,6 тонны. Мотор на грузовике монтировали от предшественника ЗИС-151, только с новой алюминиевой головкой блока и усовершенствованным карбюратором. Это позволили поднять мощность до 104 л. с. при контрольном расходе топлива в 42 л на 100 км. Расход бензина был меньше, чем у более тяжелого ЗИС-151, но по причине сокращенного запаса топлива на борту запас ходе упал до 510 км.

Несмотря на то, что Гран-при в Брюсселе ЗИЛ-157 получил как грузовик для сельского хозяйства, основным потребителем в первые годы была Советская Армия. Одним из вариантов военного исполнения был машина с индексом Г, оснащенная экранированным оборудованием. Также армия получала шасси ЗИЛ-157Е, подготовленное для монтажа спецоборудования и надстроек. Были варианты с дополнительной коробкой отбора мощности, предназначенные для работы надстроек. Также в производственной гамме присутствовал и седельный тягач ЗИЛ-157В, который мог тащить полуприцепы до 11 тонн. Интересно, что все седельные тягачи на базе «Колуна» в обязательном порядке комплектовались лебедками самовытаскивания – это была страховка на случай увязания тяжеленного состава в грязи. ЗИЛ-157В и его поздние модификации под индексами КВ и КДВ были, по сути, штучным товаром – выпуск ограничивался 300 экземплярами в год.

ЗИЛ-157: эпоха расцвета и стагнации
Седельный тягач ЗИЛ-157КВ

Кроме этого, как уже упоминалось в первой части рассказа, на агрегатах «Захара» собирали амфибию ЗИЛ-485А и БТР-152В1. Реклама, которую грузовик получил в 1958 году в Брюсселе, привлекла внимание зарубежных заказчиков и на конвейере появились экспортные модификации ЗИЛа – для стран с умеренным климатом (вариант 157Э), с жарким (157Ю без «печки» и предпускового подогревателя) и влажным тропическим (157Т с герметичной проводкой).


Через пару лет после запуска машины в серию на 38 Опытном заводе на базе «Захара» создали колесный эвакуационный тягач легкий (КЭТ-Л), основным профилем работы которого было вытаскивание застрявших, опрокинутых или затонувших машин, транспортировка поврежденных машин полупогрузкой. Эвакуатор так и остался в разряде опытных.


Легкий колесный эвакуационный тягач, мод. ТК4: 1 – кислородный баллон емкостью 40 л; 2 – кронштейн крепления кислородного баллона; 3 – погрузочное устройство; 4 – седельное устройство; 5 – откидная винтовая опора в походном положении; 6 – люк вспомогательной лебедки; 7 – ящик для бидонов; 8 – кассета для анкеров; 9 – основная лебедка; 10 и 11 – сошники (упоры)







ЗИЛ-165 — один из опытных предшественников ЗИЛ-157












Пожарные машины на базе ЗИЛ-157 в различном исполнении

Также на базе 157-го ЗИЛа появилась пожарная машина ПМЗ-27, разработанная в городе Прилуки Черниговкой области. Если внимательно посмотреть на фотографии машины, то можно увидеть задние двери второго ряда оригинальной конструкции. До этого на пожарные машины просто устанавливались штатные передние двери. Естественно, такая конструкция оказалась очень живучей и перекочевала на ЗИЛ-131 и ЗИЛ-130. На базе пожарной ПМЗ-27 были разработаны вариант для жарких стран, а также первый в СССР аэродромный вариант с литерой А, отличающийся лафетным стволом на крыше. Он позволял начать тушение самолета еще до остановки машины. В ПМЗ-27 были предусмотрены емкости под 2150 литров воды и 80 литров пенообразователя, а кабина вмещала 7 человек личного состава. После небольшой модернизации пожарную машину на базе ЗИЛ-157 в начале 70-х годов сняли с производства, заменив более совершенной 131-й машиной.















"Колун" на испытаниях и в серийных вариантах

Как ни странно, но первая модернизация настигла машину уже на третьем году конвейерной жизни. Сейчас даже иностранные автопроизводители не всегда выдерживают такую периодичность обновления – а тут ЗИЛ в середине XX века. Это было связано с появлением машин 130 и 131 семейств, которые поделились с «Захаром» частью своих агрегатов. Машина второго поколения получила имя ЗИЛ-157К, а также однодисковое сцепление, синхронизаторы на все передачи переднего хода (за исключением первой), ручной барабанный тормоз и амортизаторы на передней подвеске. Это была последняя версия «Захара», выпускающаяся на столичном заводе. С 1977 года (по одной из версий с 1982 года) производством занялся Уральский автомоторный завод в городе Новоуральске. Машина стала называться ЗИЛ-157КД, обрела новый мотор с поршневой от ЗИЛ-130 (110 л. с.) и усиленную ходовую от младшего 131-го брата.




















ЗИЛ-157 на испытаниях и в серийных вариантах
Теперь «Колун» мог брать на борт 5 тонн в случае использования на твердых дорогах и 3 тонны на бездорожье. Этот вариант во многом стал самым гражданским среди всех модификаций ЗИЛ-157, так как в армии устаревший грузовик уже не был популярным и машины шли преимущественно в сельское хозяйство. Конструкторский штаб каждый год добавлял «Захару» какие-то нововведения, но назвать их серьезными нельзя. К примеру, в 1981 году были введены фары ФГ1-ЕВ с неразборными оптическими элементами ФГ140 и лампами А-12-45+40 с европейским асимметричным светораспределением ближнего света, а также вместо звукового сигнала С44 устанавливался С311-01. Но вот гидроусилитель в конструкции так и не появился.






ЗИЛ-4311

Примечательно, что вместо поверхностной модернизации заводчане предлагали сделать полноценный фейслифтинг под индексом 4311. «Захар» 2.0 должен был получить новые крылья со встроенными фарами и грузов с увеличенными бортами, больше приспособленными для перевозки сельхозпродукции. Но новая кабина не оправдала ожиданий, так как принципиально не изменилась во вместимости и эргономике, и ЗИЛ-4311 остался в единственном экземпляре.

100 вариантов исполнения


Первоначально ЗИЛ-157 перенял все военные профессии, которые были у предшественника ЗИС-151, но с годами специализация расширилась до 100 с лишним вариантов использования. Машина активно работала в странах Варшавского договора, а также в нескольких десятках дружественных стран, что и объяснило такую широкую военную специализацию. Настоящей армейской классикой стал бортовой «Захар», способный перевозить до 18 человек личного состава, а также буксировать артиллерийские системы. Вторыми по распространенности стали различные кунги, изготавливаемые номерными заводами Министерства обороны. Из них заслуживает отдельного упоминания экспериментальный раздвижной кузов КР-157 переменного объема для размещения командного пункта или столовой. Кузов разработали в 1963 году, но в серийном воплощении подобная техника появилась много лет спустя уже на ЗИЛ-131.

Первые два поколения ЗИЛ-157 стали отличной базой для различных средств связи и управления, в том числе и потому, что грузовик для своего времени хорошо совмещал грузоподъемность и высокую мобильность. Например, на «Захар» с 1977 года устанавливали в кузове КУНГ-2 ультракоротковолновый радиопеленгатор Р-363.


Ультракоротковолновый радиопеленгатор Р-363.

Следующей стезей ЗИЛ-157 стали полевые ремонтные мастерские, первой из которых стала ВАРЭМ (войсковая автомобильная ремонтно-эксплуатационная мастерская). Кстати, первые экземпляры опытных мастерских появились на 38 Опытном заводе в Бронницах за десять лет до появления серийного «Захара» и монтировались на лендлизовских Studebaker US6. Позже появились более совершенные варианты ПАРМ, МТО-АТ и АПРИМ (автономная подвижная ремонтная инженерная мастерская).


ВАРЭМ


МТО-АТ


Обмывочно-нейтрализационная машина 8Т311

Вода, солярка, бензин, масло и керосин стали важными грузами для множества автоцистерн и заправщиков на базе ЗИЛ-157, которые выпускались буквально по всему Советскому Союзу. А самым экзотичным наполнителем цистерн был воздух в модели ВЗ-20-350, предназначавшейся для заправки бортовых пневмосистем самолетов.


Радиостанция Р-140

«Захар» появился в армии в эпоху зарождения ракетной техники страны, поэтому взял на себя массу функций обеспечения столь сложного вооружения. Начиная от заправщиков ракетным окислителем типа 8Г17М и заканчивая техникой 8Н215 и 8Н216 для перевозки и проверки кабельного оборудования. Многие кузова просто снимались с устаревших ЗИС-151 и монтировались на новенькие шасси ЗИЛ-157. Также шасси использовались для транспортировки и перезаряжания ракет как противовоздушной обороны, так и оперативного-тактического назначения, в частности, 9К72 «Эльбрус». Естественно, тяжелые и габаритные ракеты монтировались на седельные тягачи ЗИЛ-157В и КВ.

Самыми грозными модификациями ЗИЛ-157 стали системы залпового огня БМ-13НМ (модернизированная «Катюша») калибром 132 мм, БМ-14М калибром 140,3 мм и БМ-24 калибром 240,9 мм.





БМ-13НМ

Кроме всего вышеописанного, платформа ЗИЛ-157 использовалась в интересах войск химической защиты, также в качестве базы для различных эвакуаторов и мостовых парков. А самым, пожалуй, редким вариантом исполнения «Захара» стала подвижная рекомпрессионная станция ПРС-В, служившая в советском флоте и понтонных парках. В кузове были барокамера, аппаратура для заправки баллонов и средства для восстановления здоровья водолазов. Самыми мощными «Захарами» были, бесспорно, шнекороторные снегоочистители с расположенными на грузовой платформе силовыми установками, приводящими одновременно и колеса, и массивный шнек. Одним из таких стал Д-470 или ШРС-А со 130-сильным мотором У2Д6-С2.


Шнекороторный снегоочиститель ШРС-А (Д-470)

В конце коснемся парочки интересных экспериментальных машин на базе «Колуна». Первая из них — это ЗИЛ-157Р от 1957 года, у которого все три ведущие оси были равномерно распределены по длине машины. Это позволяло, по задумке конструкторов, улучшить проходимость за счет лучшего распределения веса. 157Р имел варианты как с арочными шинами, так и с обычными с увеличенным диаметром. При этом задний мост был управляемым и поворачивался в противофазу переднему. Это позволяло при повороте/развороте не пахать несколько колей, а ограничиться одной. Наработки зиловцев по этой машине легли в основу дальнейших экспериментов по экстремально всепролазной технике.




ЗИЛ-157Р

Второй интересный экземпляр датируется 1982 годом и представляет собой гибрид из кабин ЗИЛ-130 и -131 машин с ходовой «Захара». Здесь инженеры из Новоуральска пытались решить проблему неудобной к тому времени и тесной кабины «Захара», но направление оказалось тупиковым; несколько машин ЗИЛ-157КДМ так и остались экспериментальными.








ЗИЛ-157КДМ в различных вариантах

Последние 10-15 лет выпуска ЗИЛ-157 был уже откровенно устаревшей машиной, от которой отказались вооруженные силы, и лишь отсутствие внятной конкуренции заставляло гражданские структуры закупать заслуженного «проходимца». В общей сложности было собрано 797.934 машины. Этот ЗИЛ оставил неизгладимый след в автомобильной и военной истории страны.

Картина дня

))}
Loading...
наверх